Чудесный разговор

Полезная информация о вашем здоровье

Обсессивные расстройства

Обсессивно-компульсивное расстройство

Биологические детерминанты показывают, что люди, страдающие ОКР, имеют более тревожный мозг. Их лимбическая система более реактивна. Фронтальная кора, которая отвечает за когнитивную регуляцию эмоций, медленнее реагирует на эмоциональные вспышки. Речь идет не об особенностях структуры, а об особенностях функционирования мозга людей с ОКР. При этом многочисленные исследования строения мозга больных ОКР и возможных нейропсихологических отклонений не выявили каких-либо патологий в анатомической структуре мозга. Также существуют данные, что риск возникновения ОКР выше у людей, имеющих опыт физического или сексуального насилия или психической травмы в детстве. В ряде случаев было показано, что люди, которые перенесли стрептококковую инфекцию в детстве, подвержены риску развития ОКР или похожих на ОКР симптомов. Точно объяснить этот феномен наука пока достоверно не может.

Сочетание с другими заболеваниями

Обсессивно-компульсивное расстройство — отдельное расстройство, оно не является симптомом другой болезни. Это очень важно, особенно для российского контекста. Ряд психиатров советской психиатрической школы считали, что обсессивно-компульсивного расстройства не существует, а его проявления являются симптомами шизофрении. В связи с этим большое количество людей, страдающих обсессивно-компульсивным расстройством, незаслуженно получали тяжелый, стигматизирующий диагноз. Сейчас во всем мире ОКР выделяют в качестве отдельного заболевания, у него есть свои критерии диагностики, симптомы и стратегии эффективного лечения. Очень важно, чтобы люди получали верный диагноз и своевременное эффективное лечение.

Люди, страдающие ОКР, могут иметь коморбидные (сосуществующие) расстройства. Например, на фоне обсессивно-компульсивного расстройства может развиться паническое расстройство или возникать отдельные панические атаки. Или на фоне долгой болезни у человека с ОКР может развиться депрессия. Человек может быть настолько погружен в свои переживания, что перестает выходить на улицу, общаться с окружающими людьми. Он понимает, что это не нормально, но сделать ничего не может. Такой режим жизни неизбежно приводит к формированию вторичной депрессии.

Медикаментозное лечение и психотерапия

Существует несколько подходов к лечению ОКР. Наиболее известный — медикаментозное лечение. Оно осуществляется по общепринятому в мире четкому протоколу: начинают с препаратов первого выбора, а если лекарство не сработало в максимальных дозах, назначают второй препарат и оценивают его эффективность в течение определенного времени, и так до достижения результата.

Основной группой препаратов для лечения ОКР являются селективные ингибиторы обратного захвата серотонина. Эти препараты используются, как правило, в более высоких дозировках, чем для лечения депрессии. Эффективность лечения оценивается через 8–12 недель, что существенно позже по сравнению со стандартом при тревожных или депрессивных расстройствах (6 недель). Если не срабатывают ингибиторы обратного захвата серотонина, используют другой препарат, трициклический антидепрессант — кломипрамин, который показывал очень высокую эффективность лечения ОКР во многих исследованиях. В сочетании с антидепрессантами могут также использоваться атипичные нейролептики. При грамотно подобранной терапии симптомы могут стать существенно менее интенсивными или вовсе прекратиться.

Кроме того, при ОКР широко применяется психотерапевтическое лечение. Здесь доказала свою эффективность когнитивно-поведенческая психотерапия. Процесс психотерапии включает в себя обсуждение идеи, что люди часто страдают от тревоги тогда, когда воспринимают ситуации более опасными, чем они есть на самом деле. Эффективная когнитивная работа помогает человеку сформулировать альтернативную, менее угрожающую трактовку происходящего, которая совпадает с его жизненным опытом и представлениями других людей. В дальнейшем когнитивно-поведенческие терапевты используют технику экспозиции и предупреждения реакции для проверки этих новых трактовок. Например, человек со страхом заражения, который боится дотрагиваться до поверхностей в общественных местах, вместе с терапевтом в течение 10 секунд добровольно удерживает свою руку на такой поверхности. В этот момент у него возникает сильная тревога, острое желание реализовать компульсию — убрать руку и пойти протирать ее спиртом. Вместе с терапевтом пациент планирует, что не будет реагировать таким образом, подержит 10 секунд и не пойдет мыть руку. При многократном повторении таких действий тревога на десятый раз гораздо меньше, чем в первый, а если это сделать достаточное количество раз, тревога может в целом редуцироваться. Многие современные исследования говорят о том, что психотерапия является более эффективным методом лечения, чем фармакотерапия, с меньшим количеством рецидивов.

При очень тяжелых или длительно текущих расстройствах отдельно медикаментозное лечение или психотерапия не дают желаемого результата. Тогда эффективным будет сочетание медикаментозного и психотерапевтического лечения.

Исследования ОКР

На сегодняшний день в отношении обсессивно-компульсивного расстройства проведено немало исследований. Мы примерно понимаем биологические предпосылки и особенности психологического функционирования людей с ОКР. Мы знаем, как лечить это расстройство, но этих знаний недостаточно. Все равно существуют случаи, в которых нам не удается помочь пациенту известными методами, и мы не очень понимаем, почему так происходит. Сейчас идут разработки новых технологических способов оказания помощи в резистентных случаях. Для этого используется метод глубокой стимуляции мозга (deep brain stimulation). В мозг имплементируется электрод, который стимулирует мозг в определенной зоне и снижает симптомы ОКР. Поскольку это инвазивный метод лечения и пока мало изучены его долгосрочные последствия, глубокая стимуляция мозга остается в зоне научных исследований и не применяется в практике.

Благодаря психологическим исследованиям мы знаем, что в разных культурах обсессивно-компульсивные расстройства могут проявлять себя специфическим образом, например, если в культуре существуют плохие приметы, в ответ на эти приметы («черная кошка перешла дорогу») могут развиваться компульсии. Мы знаем, что семейный контекст может влиять на течение обсессивно-компульсивного расстройства. Потакание обсессиям и компульсиям больного члена семьи, к сожалению, способствует не выздоровлению, а закреплению расстройства. Влияние социальных, культуральных, семейных факторов на течение этого расстройства сейчас очень интересно для науки.

Проводятся исследования, в которых специалисты пытаются изучить связь между ОКР и расстройствами аутистического спектра. Было отмечено, что определенные корреляции существуют, но причинно-следственные связи еще не установлены. Мы пока очень мало знаем и про генетику, и про биологию этого расстройства. Больше зная об ОКР, мы сможем быть более эффективными в терапии этого заболевания, тяжелого для пациентов и их семей.

Кажется, у меня ОКР. Когда пора обратиться к психотерапевту?

Если вы замечаете у себя все нижеперечисленные симптомы, следует обратиться к психотерапевту. Если специалист подтвердит диагноз, вы получите помощь.

Обсессивно-компульсивное расстройство: что это такое простыми словами и как от него избавиться

К сожалению, в больших городах люди особенно подвержены различным видам психических расстройств. Сегодня я расскажу про обсессивно-компульсивное расстройство: что это, каковы его симптомы и причины возникновения. Рассмотрим также, как лечить это заболевание и возможно ли избавиться от него навсегда. Оставайтесь – будет интересно и познавательно!

Обсессивно-компульсивное расстройство (ОКР) – особая разновидность тревожного расстройства. В психиатрии его еще называют синдромом навязчивых состояний. Больного данным недугом мучают навязчивые мысли (обсессии), с которыми он пытается справиться с помощью повторяющихся действий (компульсий). Данный вид расстройств очень тяжело поддается лечению и способен серьезно ухудшить качество жизни.

ОКР очень часто вызывает социальную дезадаптацию, делая больного неспособным трудиться и строить отношения.

Чтобы вы лучше понимали суть данного феномена, приведу пример из жизни. Одна из самых часто встречающихся обсессий – навязчивый страх подхватить какую-то инфекцию. Человеку повсюду мерещатся бактерии, любой чих в его сторону воспринимается как угроза жизни и здоровью. Он начинает избегать общественных мест, сводит к минимуму общение с людьми.

При этом логические доводы и рациональные рассуждения о безосновательности подобного беспокойства не оказывают эффекта. Сила обсессии так велика, что захватывает сознание индивида целиком. Избавиться от беспокойства помогают лишь часто повторяющиеся действия, приобретающие характер ритуалов. В основном это мытье рук, распыление дезинфицирующих растворов, частая влажная уборка. Ненадолго они способны снизить тревогу, но со временем прибегать к ним приходится все чаще.

Если вы хотите взглянуть на ОКР со стороны, посмотрите фильм “Авиатор”. Герой Леонардо ди Каприо как раз страдает данным психическим заболеванием.

У мужчин ОКР встречается чаще, чем у женщин, примерно до возраста 65 лет. В более преклонном возрасте этот диагноз чаще ставят женщинам. У детей расстройство впервые проявляется после 10-летнего возраста. Начинается оно, как правило, с возникновения фобий и навязчивых страхов. Поначалу симптомы не доставляют больному серьезного беспокойства и не мешают нормальной жизнедеятельности.

Ближе к 30 годам развивается ярко выраженная клиническая картина ОКР. Болезнь становится невозможно игнорировать, она так или иначе затрагивает все сферы жизни индивида. Попытки излечиться самостоятельно только усугубляют ситуацию и еще сильнее закрепляют патологическое поведение.

Симптомы ОКР

Заподозрить у себя или близких синдром навязчивых состояний можно по следующим признакам.

  1. Прокручивание в голове негативных мыслей и образов. Больных часто мучают мысли о смерти, насилии, сексуальных извращениях, аморальных и асоциальных поступках. Эти образы эмоционально окрашены и крайне навязчивы. Человек пытается всеми силами подавить или прогнать их, но, как правило, терпит неудачу. Со временем у него развивается страх перед этими мыслями.
  2. Возникновение иррациональной тревоги. Чувство беспокойства может возникнуть на пустом месте без какой-либо угрозы. Больной не может ни объяснить причину его возникновения, ни справиться с ним самостоятельно.
  3. Повторяющиеся действия или ритуалы. Щелканье пальцами, монотонное повторение слов или фраз, вышеупомянутое мытье рук… Вариантов может быть множество. Эти действия совершаются в момент возникновения тревоги и часто носят неосознанный характер.
  4. Избегание людных мест. Люди с ОКР чувствуют себя некомфортно в местах массового скопления людей. В толпе тревожность их усиливается вплоть до развития панических атак. Шумным посиделкам в компании они предпочитают спокойное уединение.
  5. Склонность постоянно все перепроверять. Страдающие неврозом навязчивых состояний могут по десять раз проверять, выключен ли газ или утюг. Их все время мучает беспокойство, что они забыли что-то взять или сделать. Они как-будто не доверяют самим себе.
  6. Накопительство. Больные с трудом расстаются со старыми и ненужными вещами. Попытки избавиться от хлама сопровождаются вспышками тревоги. Человек хранит вещи “на всякий случай”, в надежде, что они когда-нибудь пригодятся.
  7. Навязчивый счет. Привычка постоянно что-то считать характерна для ОКР. Счету порой могут подвергаться самые неожиданные вещи. Например, пятна на шерсти у соседской собаки, буква “м” на вывесках и витринах, горошины в тарелке салата.
  8. Нездоровая педантичность. Этот симптом может выражаться в постоянной уборке и расстановке вещей по местам. Любое отклонение от устоявшегося порядка вызывает психологический дискомфорт.

Причины развития обсессивно-компульсивного расстройства

Развитию данного невроза способствуют как биологические, так и психологические и социальные факторы. К биологическим факторам относятся:

  • черепно-мозговые травмы;
  • перенесенные инфекционные заболевания мозга: энцефалит, менингит;
  • нарушение биохимических процессов в мозге;
  • химические аддикции;
  • наследственность;
  • психические заболевания;
  • слабая нервная система.

Психологические причины развития ОКР:

  • длительный и сильный стресс;
  • повышенный родительский контроль в детстве;
  • пережитый страх в связи с угрозой жизни;
  • моральное и физическое насилие;
  • смерть близких;
  • чрезмерная религиозность.

Стоит отметить, что обсессивно-компульсивному расстройству личности подвержены люди с определенным складом характера. Это, в основном, тревожные, неуверенные в себе индивиды с заниженной самооценкой. Они склонны постоянно во всем сомневаться и искать опору в более сильных и уверенных людях. Очень часто они остаются великовозрастными инфантилами и живут под чужой опекой до старости. Отчасти этому способствует и прогрессирующий невроз.

Данные индивиды плохо адаптированы к социуму и обладают очень низкой стрессоустойчивостью. Их слабая нервная система не способна справляться с трудностями и дает сбои.

Лечение ОКР

ОКР нельзя игнорировать, даже если его проявления пока не сильно выражены. Данное расстройство имеет тенденцию прогрессировать и усугубляться. Со временем навязчивых мыслей становится все больше, а ритуалы помогают с ними справляться все меньше.

Тяжелая степень ОКР поддается лечению с трудом. Около 1 % больных кончают жизнь самоубийством, более 10 % лишаются трудоспособности. Чем меньше времени прошло от первых проявлений болезни до обращения к психотерапевту, тем благоприятнее прогноз.

Лечится ОКР фармакологическими препаратами и психотерапией.

Медикаментозное лечение

Медицина позаботилась о том, чтобы облегчить жизнь человека, страдающего ОКР. Целью применения лекарств является купирование симптомов и возвращение больного к нормальной жизни. Но вылечить это расстройство одними таблетками невозможно. После прекращения их приема все симптомы, как правило, возвращаются. Поэтому лекарственная терапия должна обязательно сопровождаться лечением у психотерапевта или психиатра.

При ОКР назначают антидепрессанты, транквилизаторы и нейролептики. Антидепрессанты восстанавливают баланс серотонина, адреналина и норадреналина в мозге. Транквилизаторы избавляют от тревоги. А нейролептики снижают психомоторное возбуждение.

Это очень серьезные препараты с массой побочных эффектов, поэтому назначить их может только врач.

Психотерапевтическое лечение

При коррекции ОКР лучше всего зарекомендовал себя метод экспозиции и предубеждения. Больного помещают в условия, вызывающие навязчивые мысли, не давая ему возможности прибегать к компульсивным действиям. Специалист обучает пациента конструктивным методам снижения тревоги и избавления от обсессий.

В рамках когнитивно-поведенческой терапии страхи и тревоги выводятся на сознательный уровень и прорабатываются. Психотерапевт помогает пациенту вычленить в своих обсессиях неосознаваемый компонент и рационализировать его.

Аверсивный метод помогает больному отказаться от компульсий, закрепляя неприятные ассоциации, связанные с ними.

В крайних случаях врач прибегает к гипнозу. С его помощью удается разорвать патологическую связь обсессий и компульсий, минуя сознание.

К сожалению, даже после успешного лечения велик риск рецидивов. Болезнь переходит в хроническую, спящую форму, и может в любой момент пробудиться вновь. Поэтому очень важно следить за психологической гигиеной. Больным следует избегать стрессов, не переутомляться, не злоупотреблять алкоголем.

Итак, мы выяснили, что обсессивно-компульсивное расстройство – серьезное заболевание, которое нельзя пускать на самотек. При наличии таких симптомов, как навязчивые мысли, тревожность, чрезмерная чистоплотность, накопительство стоит насторожиться. ОКР успешно лечится лекарствами и психотерапией у взрослых и детей. Чем раньше больной обратится за квалифицированной помощью, тем благоприятнее прогноз.

Патологическое ( тревожное) сомнение. / ОКР.

Продолжая серию статей об особенностях обсессивно-компульсивных и родственных расстройств, считаю очень важным то, что хочу написать сейчас. То, о чем я попытаюсь подробно изложить, не учитывается ни в психиатрии , ни в психотерапии .

Но это очень важная часть , так как в понятии навязчивости «замешана» нозология, которая не имеет ни статуса нозологии, ни специального официального термина. Но представляет из себя механизм, который ни каким образом не подходит под определение навязчивости и таковым не является. Эти обстоятельства , способствую тому, что мы не видим этого, потому что нет информации, потому что нас ни кто этому не учил и мы добросовестно полагаем, что имеем дело с навязчивой проблемой. А это обстоятельство путает все карты и приводит к тому, что мы используем психотерапевтические приемы для » лечения» навязчивостей, к проблеме, которая , в лучшем случае, не откликается на эти технологии , а в некоторых случаях и ухудшается от «неправильного лечения».

Эта небольшая статья задумана мной, как некоторый справочник , который , возможно, будет полезен специалистам . В первую очередь тем, кто работает с навязчивыми проблемами , обсессивно-компульсивным расстройством. А так же всем тем, кто является «заложником» такой проблемы.

Несмотря на то, что современная медицинская классификация психопатологий, не выделяет патологические ( болезненные) сомнения из спектра ОКР, я предлагаю исходить именно из такой позиции. Патологическое сомнение очень похоже на навязчивые страхи, но имеет свою , обособленную структуру. Это не принципиально для медицинской диагностики и лечения. Но имеет важное значение для психотерапии.

Необходимые сокращения , которые будут в тексте:

ПТС-Патологическое Тревожное Сомнение ( болезненные сомнения).

ОКР-Обсессивно-Компульсивное Расстройство (навязчивые страхи и сомнения).

Чтобы было не очень сумбурно , что есть где. Я предлагают немного истории :

История , естественно, у подобных состояний есть только в психиатрии.

Единственную книгу, которую мне удалось найти и в которой , на мой взгляд, очень хорошо описано само состояние болезненного сомнения и его отличие от ОКР – это книга М.Е. Бурно » Клиническая психотерапия».

Впервые , подробно описал и указал на существенное различие навязчивости и болезненного сомнения, пражский психиатр, профессор Арнольд Пик ( 1902 г), ученик Карла Вестфаля, основателя первой берлинской школы психиатров.

Примечание : далее в тексте из книги M. Бурно ,будет идти речь о психастениках ( или о психастенической психопатии). В данном контексте, термин «психастеник» употребляется в том смысле, который в него вкладывали П.Б. Ганнушкин и И.П. Павлов. Под психастениками, Ганнушкин и Павлов понимали, именно людей с патологическим тревожным сомнением и отграничивали от невроза навязчивых состояний, сверхценных и бредовых идей.

П.Б. Ганнушкин (1907 г.) соглашается с А. Пиком и подчеркивает, что страхи и сомнения психастеников (ПТС) , больной не понимает их, как нечто чуждое ему и не борется с ними. В отличии от навязчивого пациента, который понимает чуждость его страхов и ведет активную борьбу с навязчивостью.

«Важный шаг в уточнении психастенической психопатии был сделан И.П. Павловым. Независимо от Ганнушкина Павлов в работе «Типы высшей нервной деятельности, в связи с неврозами и психозами и физиологический механизм невротических и психотических симптомов» (1935) описал психастеническую «второсигнальность» и соответственно чувственную («животную») слабость, блеклость, объяснив этим психастеническое отсутствие чувства реального, ощущение неполноты жизни, моторную неловкость и т. п. (Павлов, 1949, с. 210). (М. Е. Бурно «Клиническая психотерапия»).

«Необходимо сейчас сосредоточиться на различии между навязчивостью и болезненным сомнением. На это различие в начале века указали А. Пик и П.Б. Ганнушкин. А. Пик в статье «К вопросу психопатологии неврастении» (Pick, 1902) описывает тревожное переживание (в том числе «ипохондрическое беспокойство по поводу неприятных телесных ощущений»), которое «нельзя назвать навязчивой идеей или навязчивыми «эмоциями», поскольку «главное отличие навязчивостей в том, что больной воспринимает (осознает) эти представления или эмоции как аномалии, чуждые ему явления, которые, как пишет К. Вестфаль, противостоят сознанию, трезвой оценке больного …

П.Б. Ганнушкин в статье «Психастенический характер» (1907), ссылаясь на А. Пика, полностью соглашается с этим, подчеркивая, что больной, например, не борется с такой ипохондрической идеей-переживанием. Но, как и Пик, Ганнушкин не предлагает какого-то специального термина для обозначения»…

Клиническое открытие Пика и Ганнушкина до сих пор не получило внятного отклика в мировой психопатологии. Хотя ни Пик, ни Ганнушкин не относят эти расстройства ни к навязчивостям, ни к сверхценностям, для одних психиатров это, сверхценные образования (Friedman, 1914; Ковалев, 1974), а для других — навязчивости (Осипов В., 1923; Гиляровский, 1935; Schneider, 1940; Weitbrecht, 1968). Последние ради этого даже расширяют, нарушают классическое определение навязчивостей, отнимая у них самое существо, отмеченное Вестфалем, — понимание пациентом чуждости навязчивого переживания его личностному мироощущению (Westphal, 1877). Думается, непризнание опытными клиницистами болезненных сомнений объясняется прежде всего тем, что у них, не погружавшихся повседневно в психотерапию таких пациентов, не было серьезной практической надобности различать указанные феномены. Надобность эту и соответственно отчетливое различие указанных феноменов по-настоящему чувствует и осмысливает — через то, что помогает (ex juvantibus), — в своей каждодневной практике клинический психотерапевт. Он обнаруживает в случае навязчивости совершенную ненадобность разубеждать пациента в его навязчивых заблуждениях (например, в навязчивых сомнениях),

(Обратите внимание, на ненадобность разубеждений навязчивого пациента, что совершенно игнорируется при неумелом использовании когнитивно-поведенческой терапии , когда пытаются убедить навязчивого пациента в иррациональности навязчивых мыслей, которую пациент и без этого осознает в самой полноте .)

нелепость которых пациент и так ясно понимает, и психотерапевту остается действовать, например, в духе парадоксальной интенции Франкла. Или же обнаруживает насущную необходимость разубеждать страдающего болезненными сомнениями, потому что эти расстройства от умелого разъяснения сплошь и рядом полностью уходят. При лекарственном вмешательстве разница эта не видится, так как одни и те же психотропные препараты часто одинаково приглушают (или не приглушают) и то и другое.»…

«Неправильному отождествлению психастеников с ананкастами (обсессиями) способствовало, видимо, прежде всего (несмотря на разъяснение Ганнушкина) представление о том, что психастеник «загружен» навязчивостями. Потому, например, Юдин (1926, с. 38) считал ананкастов Курта Шнейдера «чистыми психастениками с навязчивыми идеями». Но психастенику свойственны не навязчивые идеи, а болезненные сомнения, опасения.

Так неправомерное расширение термина «навязчивость» может затушевывать достаточно четкие нозологические границы психастенической психопатии.(ПТС)

Психастеническая психопатия (по Ганнушкину и Павлову) есть такое же крупное, самобытное открытие отечественной психиатрии, как известные всему психиатрическому миру псевдогаллюцинации Кандинского и корсаковский психоз. Тем не менее в Международной классификации болезней, травм и причин смерти 8-го пересмотра ( нет и в МКБ-10, не будет и в МКБ-11) есть диагноз ананкастической психопатии, но нет диагноза психастенической психопатии» (М. Е. Бурно «Клиническая психотерапия».)

Я , надеюсь, что не очень утомил цитатами из книги М.Е. Бурно » Клиническая психотерапия» . Если , кого-то заинтересовала данная информация и появился интерес к описанному психопатологическому феномену, более подробно Вы можете прочитать об этом в четвертой главе этой книги: «ПАТОЛОГИЧЕСКИЕ (БОЛЕЗНЕННЫЕ) ТРЕВОЖНЫЕ СОМНЕНИЯ И ПСИХОТЕРАПИЯ ПАЦИЕНТОВ С АНАНКАСТНЫМ И ТРЕВОЖНЫМ РАССТРОЙСТВАМИ ЛИЧНОСТИ. (КЛАССИЧЕСКИЙ ДИАГНОЗ — «ПСИХАСТЕНИЧЕСКАЯ ПСИХОПАТИЯ» )

Возможно , тот факт что без должных теоретических знаний и практики , достаточно трудно четко определить на каком «ядре» основана проблема. Отделить, какой перед нами «механизм» проблемы? Это навязчивость или патологическое сомнение?.

Я бы так сказал. Что Во многих случаях мысли и действия , только выглядят навязчивыми .

Это отчетливо видно на примере c ипохондрией.

Ипохондрик навязчивый подозревает, что он уже чем-то болен и его охватывает страх. Он ходит по врачам, сдает анализы, его убеждают что с ним все в порядке. Но он все равно считает, что он болен. Он, на время, успокаивается. Но потом начинает искать аргументы- а может не заметили, врач отнесся халатно, может плохо сделали анализ.но это не сомнения патологического характера, относительно болезни, это повод для того, чтобы прекратить возникновение навязчивых мыслей. Сколько бы он не ходил по врачам, какие бы заверения он не получал, это не разрушает его навязчивый страх. А только временно успокаивает.

Ипохондрик сомнительный- считает что он может заболеть, при этом он понимает что это маловероятно. Но его сомнения поддерживаются ничтожно малым процентом , «а вдруг…?» Вот если бы знать наверняка?. вот это «знать наверняка» и играет главную роль. Это и заставляет его впадать в сомнительный самоанализ. Идти к врачам за заверением ( а иногда наоборот , не идти, из-за страха подтвердить болезнь) . и нередко, главным аргументом, разрушающим сомнение, будет компетентное объяснение с доказательным анализом всех исследований.

Но, здесь есть одно существенное «но», о котором не упоминает М. Е. Бурно, так как все его примеры основаны на ипохондрическом направлении ПТС. И решение сомнений происходит очень быстро, если врачу удается убедить пациента. Это произойдет только в том случае, если ответ на вопрос , задаваемый самому себе, имеется в природе . А если такого ответа не возможно найти или его не существует?

И такое положение вещей, очень отчетливо видно в другом направлении ПТС- в сомнениях морально-нравственных . ( например сомнения по поводу своей сексуальной ориентации или сомнения по поводу » я не помог тому бомжу , который лежал в метро, может он умер из-за меня?» убедиться мы не можем . Хотя некоторые , пытаются найти этого бомжа).

Убеждение и самоубеждение.

ПТС –поддается убеждению со стороны авторитетного, но чужого мнения. И не поддается самоубеждению, к которому прибегает пациент. И которое (самоубеждение) приводит в нескончаемому потоку самоанализа , в поисках аргументов «за»»против». Или к «бесконечному» внутреннему диалогу из вопросов и ответов. Внешне и для самого человека, эти потоки могут представляться как навязчивые мысли, но разница в том, что ПТС не пытается избавиться от этого потока, он не кажется ему чуждым ,хотя сами рассуждения уже тяготят его, он наоборот пытается как можно больше рассуждать и тем самым загоняет себя в тупик. И на какое-то время успокаивается . но так как самоубеждения не имеют эффекта, они вновь и вновь используются клиентом( пациентом), для разрешения своих сомнений.

ОКР –не поддается никаким внешним убеждениям! . Человек не пытается себя убедить в том, что его страхи напрасны, он понимает их чуждость и абсурдность. Он хочет избавиться от самих навязчивостей ( мысли и / или действия).

Но разрушаются навязчивые страхи именно самоубеждением, вернее обстоятельствами , созданными при помощи психотерапии , которые, через новые ощущения, » приводят» к убеждению в полном абсурде или полному раздражению, которое замещает страх, что в свою очередь разрушает и навязчивость и саму фобию. Которая в основе этой навязчивости.

То есть, основное отличие ОКР от ПТС будет именно в зеркальности ментального механизма восприятия и способа решения. Именно это и имеет принципиальное значение в психотерапии этих разных психопатологий, попавших волею судьбы или от недостаточного внимания, в одну нозологию.

При «погружении» в навязчивость сама навязчивость снижается ( работает принцип парадоксальной интенции).

При «погружении» в сомнения- сомнения усиливаются. ( поэтому здесь парадокс не работает).

» Что воля, что неволя…»

И опять к вопросу о разнице ПТС и ОКР. Ранее вы заметили, что речь идет про чуждость , по отношению к мыслям при ОКР и ее отсутствие при ПТС.

Я попробую изложить, так как я это понимаю.

Если мы ощущаем ( чувствуем) чуждость навязчивой мысли, то основываемся на том, что эта мысль возникла помимо нашей воли. И именно поэтому, она не воспринимается как «моя», «я же и не думал об этом» » как вообще мне это могло прийти в голову» . Именно на этом факте и основан страх , который относится не к содержанию ( хотя и содержание тоже пугает , но только в самом начале) а к факту возникновения пугающих мыслей » без моего ведома» . Это страх потери контроля своего разума. И тогда мы , усилием воли пытаемся избавить себя от этих мыслей , но они парадоксальным образом , только усиливают свою «энергию», мы еще активнее начинаем с ними бороться , а мысли еще активнее «лезут в голову».

Вот почему здесь работает парадоксальная интенция. Мы не боремся с мыслями, а наоборот стараемся их вызвать. И у нас , таким образом, создается иллюзия контроля над навязчивостью. А вернув себе контроль, пусть и иллюзорный, наша тревога идет на спад. А вместе с ней и «энергия» навязчивости.

Это и есть объяснение моей метафоры к первой части: Обсессивно-компульсивное расстройство. » Обмани свой мозг, потому что он обманывает тебя».

При ПТС у пациента не возникает ни каких пугающих мыслей без его воли. У него возникают сомнения по какому-либо значимому поводу в области здоровья или морально-нравственной. Начинается все с вопроса , он уже неоднократно звучал ранее » А вдруг..?» . Здесь уже пугает человека не факт возникновения мысли ( вопроса), а содержание, которое и вызывает тревогу. Факт возникновения вопроса, подразумевает априори ответ. Но самостоятельно найти , убеждающий ответ не возможно, ту мы понимаем, что чего-то не хватает. Нужно искать во вне своих знаний. И поэтому мы это и начинаем делать ( врачи, психологи, учителя, и конечно же интернет). Где тут воля и неволя? Во первых мы понимаем , что вопрос «наш» и не чужд. И задача не отделаться от вопросов, а найти ответ, заверения, убеждения.

Во-вторых, не смотря на то, что мы не можем управлять возникновением вопросов, в нашей власти не давать ответы, не уходить в самоанализ, в рассуждения. Это и есть акт волевой, а значит управляемый, в отличии от навязчивости, которая возникает, как бы помимо «нашей воли». В ПТС нет чувства потери контроля разума, наоборот, ощущение его полного контроля.

Касаемо ритуалов: Я не нашел, упоминания о работе с ритуалами при ПтС. Но фокус в том, что у ПТС ритуалы имеют точно такой же навязчивый механизм, как и при ОКР. ( вернуться, чтобы убедиться; искать чтобы найти ; поиск заверений, вопросы, проверки и т.д. — имеют компульсивный характер). Именно поэтому при ритуалах ПТС работают все те же самые технологии разрушения ритуалов, как и при ОКР. Этот факт ( наличие ритуалов) и затрудняет выделение ПТС из ОКР. Поэтому диагностика не может быть точной, если в ней будет опора только на (ППР) наличие навязчивых действий, очень легко обмануться.

Несколько слов о применении психоаналитических методов в психотерапии ПТС или ОКР , в составе которого (ОКР) мы обнаружили патологическое сомнение.

Суть этой психопатологии заключается именно в попытке найти ответ путем рассуждений, внутреннего диалога «вопрос-ответ», самоанализа, но как вы смогли прочитать ранее, это не приводит к результату и более того, только усиливает сомнения.

Не буду приводить цитаты Марка Бурно, по поводу недопустимости использования психоаналитических методов и Альберта Эллиса, основателя РЭПТ, который в своих работах упоминает, не только о бесполезности психоанализа , но и о его ,возможном, вреде при решении навязчивых страхов и сомнений .

Именно рассуждения, дают пищу для сомнений, и если мы попросим человека рассуждать ( не важно на какие темы, они все равно вокруг его проблем), вместо того, чтобы научить его блокировать рассуждения, мы приведем его не к решению, а к полному коллапсу.

В заключении я еще раз повторюсь. Очевидная неосторожность или игнорирование того факта, что ПТС и ОКР –это очень разные нозологии , ( не только в России. но и вообще в мире), привело к тому, что в настоящее время две совершенно разные психопатологии рассматриваются в одном контексте ( Обсессивно-компульсивное расстройство), становится очевидным, почему психотерапия ОКР оставляет желать лучшего. Разработаны протоколы вмешательства, например, в КПТ. Но эти протоколы едины и не разделяют эти психопатологии , и даже не выделяют их в процессе исследования проблемы. Поэтому, при таком подходе, эффективность ( речь только про ОКР) психотерапии, остается крайне низкой, в сравнении с другими неврозами.

Сегодня, мне известен только один метод психотерапии, который четко разделяет ПТС и ОКР и соответственно использует разные протоколы для вмешательства. И , закономерно, имеет самую высокую эффективность в решении навязчивых психопатологий.

Стадии обсессивно-компульсивного расстройства

Среди множества психических заболеваний обсессивно-компульсивное расстройство занимает особое место. Происходит это даже не потому, что данная нервная патология еще не до конца изучена, а по причине большого разнообразия ее проявлений. Прогресс навязчивых мыслей и действий наблюдается в зависимости от стадии развития или степени запущенности нарушения психики.

ОКР. Что это означает?

Обсессивно-компульсивное нервное расстройство имеет специфические симптомы и проявляется соответствующим поведением. При этом оно не считается патологией до тех пор, пока действия и мысли не начинают портить качество жизни своего обладателя.

Обсессии – навязчивые мысли, периодически произвольно возникающие в голове и побуждающие к таким же навязчивым действиям – компульсиям. Этот процесс призван произвести психологическую разрядку организма, снять тревожность и избавиться от напряжения.

Все это имеет вид некого ритуала: подумал о невыключенном кране – нужно пойти проверить, вспомнил о микробах на руках – пошел, помыл и т.д. Суть компульсивных действий заключается в том, что совершаются они спонтанно, необдуманно и лишь под влиянием обсессивных мыслей.

Научное понятие

Как и все известные заболевания, обсессивно-компульсивное нервное расстройство внесено в МКБ-10. Это общепринятая Международная классификация болезней, которая периодически пересматривается и модифицируется (число соответствует номеру пересмотра). Описание данного психического заболевания в классификации этого пересмотра расположено в разделе F42.

Согласно МКБ 10, ОКР отличается стереотипными, навязчивыми мыслями, которые периодически повторяются и побуждают к вынужденным действиям. Воспринимаются мысли, как собственные, даже если они противоречивы или же вызывают отвращение, и позиционируются как некий знак для проведения ритуала. Цель этих повторяющихся действий – предотвратить возможные неприятности, которые якобы угрожают либо самому исполнителю, либо его близким.

В редких случаях больной понимает, что навязчивые мысли абсурдны, а последующее поведение не имеет ожидаемого эффекта. Однако попытки сопротивления обсессивным идеям и побуждениям не дают положительных результатов. Подавление компульсивных действий неизбежно приводит к нарастанию тревожного состояния.

С точки зрения физиологии, развитию обсессивно-компульсивного расстройства способствуют патологические изменения в таких отделах мозга, как:

  • базальные ганглии;
  • лобная часть коры головного мозга;
  • хвостатое ядро;
  • миндалевидное тело.

Определяет заболевание серотониновая дисфункция. Происходит сбой взаимодействия серотонина с вышеперечисленными структурами и, как следствие, наблюдается нарушение процесса передачи импульсов нейронами.

Проявления заболевания

Обсессивно-компульсивное расстройство развивается постепенно, его легко можно распознать на ранних стадиях. Признаки, характерные для этого психического нарушения, проявляются в виде резких перепадов настроения или нелогичного поведения, выходящего за рамки общепринятых норм и убеждений. Состояние больного можно охарактеризовать, как подавленное и тревожное, выполнение привычных ежедневных действий вызывает затруднения.

В зависимости от стадии психического расстройства, у человека могут наблюдаться следующие симптомы:

  • физические – боль, слабость, бессонница;
  • эмоциональные – тревога, страх, грусть;
  • когнитивные – нарушение памяти, ложные убеждения, проблемы с четкостью мышления;
  • поведенческие – агрессия либо, наоборот, апатия, проблемы с гигиеной и банальным самообслуживанием;
  • перцептивные – человек считает себя избранным, поскольку он слышит голоса и видит различные видения.

На практике заболевание может выражаться не только банальным частым мытьем рук (при упоминании ОКР это как раз то, что первое приходит в голову), но и другими проявлениями. К примеру, это может быть: использование салфеток для очистки поверхности кожи от несуществующей грязи, избегание контакта с любыми поверхностями вне дома. Больным движет страх загрязнения или заражения тяжелой, неизлечимой болезнью.

Стремление к симметрии – еще одно навязчивое состояние и оно вполне может быть проявлением обсессивно-компульсивного расстройства. Если желание расставить все вещи вокруг себя в симметричном порядке настолько непреодолимо, то помочь сможет только квалифицированный специалист.

Наличие хотя бы одного из вышеперечисленных симптомов – повод для проведения диагностики, а присутствие нескольких проявлений являются показателем для незамедлительного обращения в специализированное медицинское учреждение.

Развитие ОКР не привязано ни к возрастной категории, ни к половой принадлежности человека. Это расстройство может начать прогрессировать в любом возрасте, при этом с одинаковой вероятностью наблюдается как у мужчин, так и у женщин.

Причины развития расстройства

Конечно же, всем хочется знать, почему возникает данное психическое нарушение и насколько велик риск развития этого заболевания у абсолютно здорового человека. Ученые-нейробиологи длительное время проводили исследования, изучая факторы, влияющие на развитие обсессивно-компульсивного расстройства. Прорабатывая несколько версий, они убедились, что риск формирования патологии имеет зависимость от следующих причин:

  1. Генетическая предрасположенность. За распределение гормона серотонина отвечает отдельная группа генов. Если они подвергаются мутации, то вероятность получить ОКР заметно возрастает.
  2. Наследственность. Дети, чьи родители страдают от навязчивых мыслей и действий, имеют больше шансов тоже обзавестись этим расстройством.
  3. Аутоиммунные. Инфекционные болезни, вызванные стрептококками группы А, к которым относятся скарлатина, острый тонзиллит, стрептодермия и другие, перенесенные в детском возрасте, увеличивают допустимость развития нарушения психики.
  4. Приобретенные. К ним относятся родовые травмы либо связанные с ними дефекты развития.
  5. Перфекционизм. Патологическая требовательность как к себе, так и к окружающим. Ее развитие могут спровоцировать слишком высокие стандарты раннего воспитания.

Гиперфункция определенных участков мозга дает толчок к действию. Мозговая деятельность постоянно находится в активном и даже возбужденном состоянии. Она ищет угрозу. И чем дальше, тем этих угроз все больше, а, соответственно, и ответных действий.

Особенности поведения при ОКР

Люди, у которых наблюдается обсессивно-компульсивное расстройство, характеризуются следующим образом:

  • ответственные исполнители. Они строго следуют самостоятельно придуманным ритуалам, боясь хоть как-то их нарушить;
  • требовательные руководители. Эти люди не только сами выполняют собственные правила, но и требуют этого от окружающих, причем не многие способны такое вытерпеть;
  • верящие приметам и суевериям. Они убеждены, что все мысли обязательно должны материализоваться, поэтому думать нужно только о позитивных вещах, а ритуальные действия, исполняемые им, ускорят этот процесс.

Довольно часто случается, что человек в течение долгого времени наблюдает у себя наличие тревожных мыслей и, следующих за ними, навязчивых действий, но по каким-то причинам не обращается за помощью к специалистам. Скорее всего, больному кажется, что все это – временное явление. Он, допустим, устал, пережил очередной стресс и т.п. – так он сам пытается найти оправдание своей проблеме.

Однако чуда не происходит. Симптомы лишь усугубляются. При обсессивно-компульсивном расстройстве, вернее, его активной стадии, произвольного самоизлечения практически никогда не наступает.

Еще одной отличительной чертой ОКР от других психических нарушений является его стойкая резистентность к некоторым видам терапии. Именно по этой причине для лечения чаще всего используется комплексный подход. Не имеют должного результата также методы самопомощи, показывающие эффективность в блокировании симптомов похожих заболеваний.

Стадии заболевания

В плане восприятия собственным сознанием психического нарушения каждый человек проходит три обязательных этапа:

  1. Непонимание. То самое чувство, которое появляется вместе с первыми симптомами заболевания. Непонятное и непривычное состояние, непонятно откуда приходящие тревожные мысли и такие же непонятные действия. Все это вызывает дикий, животный страх. Скорее всего, человек с начальной стадией обсессивно-компульсивного расстройства абсолютно ничего не знает об этом психическом нарушении. А даже если и слышал о нем, то никоим образом не предполагает, что именно оно у него стремительно развивается.
  2. Понимание, но не осознание. После установления диагноза больной понимает, что расстройство у него таки присутствует. Однако мозг упрямо отказывается осознавать всю сложность ситуации. Остается неизвестно на чем основанная надежда на то, что все пройдет само собой. Периодически возникают попытки противостоять навязчивым мыслям и действиям. На этой стадии развития обсессивно-компульсивного нервного расстройства главная задача – не потерять веру в себя и в возможность жить обычной жизнью.
  3. Принятие. Это самый важный и ответственный период заболевания. Человек осознает и принимает себя вместе с присутствующим психическим расстройством. Он понимает, что обсессивные мысли – это результат нервного нарушения и с ними нужно бороться. Он учится контролировать свои действия, хоть это и нелегко, а не всецело уходить в тревожное патологическое состояние.

Большое значение имеет владение информацией. Если человек намерен как можно быстрее справится с ОКР, то помимо профессиональной помощи, необходимо самостоятельно изучить механизмы заболевания. Не всегда, но в отдельных случаях, бывает вполне реально взять под контроль тревожные мысли и думать о чем-то более приятном.

Разновидности лечения

В зависимости от степени запущенности заболевания подбирается оптимальный способ и вид лечения: стационарный либо амбулаторный. Могут быть использованы следующие методики или же их сочетания:

  • психотерапевтическое воздействие;
  • терапия с использованием лекарственных препаратов;
  • семейная и социальная реабилитация.

В лечении обсессивно-компульсивного расстройства доказал свою эффективность когнитивно-поведенческий метод психотерапии. Этот подход был разработан именно для устранения симптомов ОКР. Его основа – осознание заболевания, распознание его проявлений и обучение сопротивлению им до полного обретения контроля над ситуацией.

Индивидуальные сеансы терапии рекомендованы до тех пор, пока пациент не начнет отличать навязчивые обсессивные мысли от оправданных тревожных опасений. Затем упор делается на коррекцию компульсивного поведения. После проведенных мероприятий справиться с ними намного легче.

Стойкая ремиссия достигается при применении методики, направленной на предупреждение обсессивных приступов. Для больного моделируется ситуация, вызывающая дискомфорт и тревожное состояние. Однако он имеет четкие инструкции поведения в данных обстоятельствах, которые противоречат навязчивым действиям. Многократно повторяющиеся сопротивления компульсивным ритуалам дают видимый результат.

Для лечения тяжелых форм ОКР широко используются психотропные препараты, в частности антидепрессанты и транквилизаторы, среди которых:

  • Ламотригин;
  • Диазепам;
  • Афобазол;
  • Кломипрамин;
  • Мапротилин;
  • Имипрамин и др.

Медицинский препарат Ламотригин был разработан относительно недавно, но уже успел доказать свою эффективность. Он имеет наименьшую вероятность развития побочных действий сравнительно с другими лекарственными средствами этого класса. Снижение частоты тревожных состояний заметно уже после первых дней приема препарата.

Профилактические действия

Любое заболевание лучше вовремя предотвратить, чем лечить. Это относится и к обсессивно-компульсивному расстройству. Большинство психических нарушений формируются ещё в раннем детстве, поэтому некоторая степень вины за их развитие лежит и на родителях.

Главное – помочь ребенку самому сложить мнение о себе и своей роли в обществе. Адекватная самооценка – важная деталь воспитания здоровой личности. Чувство собственной неполноценности или, наоборот, превосходства является причиной формирования комплексов, страхов и тревожных мыслей в будущем.

К профилактическим мероприятиям следует отнести:

  • спокойные, доброжелательные отношения между родителями и остальными членами семьи;
  • устранение факторов, способных травмировать психику;
  • исключение физических наказаний в воспитательном процессе и методов влияния, унижающих личность.

Если кто-то из родственников когда-либо страдал ОКР, то имеется риск наследственности. Необходимо вести спокойный образ жизни, избегая раздражителей.

Общее положительное воздействие на психику в целом оказывают занятия спортом или йогой. Употребление алкоголя или наркотических веществ могут послужить толчком для развития навязчивых тревожных состояний либо усугублению имеющихся. Подобное действие оказывают чрезмерное увлечение компьютерными играми и практически непрерывное пребывание в социальных сетях.

admin

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Наверх