Чудесный разговор

Полезная информация о вашем здоровье

Маниакально психоз

Его симптомы узнаваемы и известны, но в круговерти дней можно не обратить на них внимание. Источником проблемы чаще становится какое-либо травмирующее событие, но разрушительное действие оно оказывает на тех, кто находится в хронической усталости. Стать жертвой психоза может абсолютно любой человек, но есть группа риска.

  • В первую очередь, депрессивному психозу подвержены люди, которые привыкли много работать, брать на себя большую ответственность, решать серьезные проблемы. Они привыкли решать не только рабочие вопросы, но и семейные ситуации. На таких людях держится все, но они сами могут сдать. Организм, находящийся на предельных нагрузках, неизбежно начинает давать сбой. Резкие перепады настроения, навязчивые мысли и желания, сниженное настроение мешают нормальной жизни
  • Женщины традиционно входят в группу риска, потому что их нервная система более лабильна, на их плечах не только карьерные заботы, но и домашние хлопоты. Болезни маленьких детей и неудачи подростков воспринимаются, как свои собственные, добавляя стрессовых ситуаций
  • Впечатлительные люди, склонные снова и снова прокручивать в голове травмирующую ситуации в поисках лучшего ответа, лучшего решения. На самом деле, это только усугубляет состояние, нужно уметь двигаться вперед

Начинается более легким состоянием – депрессивным неврозом. Он характеризуется триадой симптомов, классических для депрессивных состояний:

  • снижение жизненной активности и общая некоторая заторможенность
  • подавленное постоянно настроение
  • снижение мыслительных процессов, внимания, памяти

При этом личность остается сохранной, человек полностью контролирует себя и свою жизнь. Если адекватного лечения не последует, невроз будет усугубляться.

Когда депрессия приобретает форму психоза, к психическим изменениям добавляются соматические проявления: головокружение, перепады артериального давления, снижение аппетита, тахикардия и боли в области сердца (чаще всего не связаны с сердечнососудистой системой, являются невралгиями), проблемы с желудочно-кишечным трактом. И самое страшное – присоединение какого-либо психоза к депрессивному состоянию. Это может быть галлюцинация (зрительная или слуховая), наваждения или другие неадекватные реакции на окружающую реальность.

В тяжелых ситуациях люди не осознают окружающую реальность и живут в вымышленном мире. Они слышат голоса и скрываются от пришельцев, следуют бредовым идеям и считают, что защищаются от обвинений в страшном преступлении.

Они говорят бессмыслицу, перестают следить за собой. Один из симптомов – неопрятность в одежде, прическе, гигиене тела. Люди, страдающие от депрессивного психоза, могут целый день пролежать на кровати в одной и той же позе, меняют день с ночью.

Больные шизофренией также имеют среди своих симптомов психозы, но они намного разнообразнее и не зависят от эмоционального состояния человека. Отличают идеи, связанные с никчемностью жизни больного, его ощущением конца мира.

Если вы увидели у себя или близкого человека:

  • тревожность
  • угнетенное состояние
  • запор
  • беспокойство
  • снижение умственных состояний
  • бред или галлюцинации
  • неподвижность

Нужно срочно обращаться к врачу и начинать лечение, потому что без медицинского контроля будут развиваться маниакальные и суицидальные склонности. А здесь уже и до аффективного расстройства недалеко.

Лечение депрессивного психоза

Лечение производится только в режиме стационара под строгим контролем врачей. При назначении адекватных препаратов хорошо поддается лечению. Устойчивое настроение достигается с помощью антидепрессантов и нейролептиков, к которым добавляются успокоительные растительного происхождения, витамины, поддерживающие лекарства для накопившихся за время депрессии соматических заболеваний.

Нейролептические препараты играют в лечении важную роль, ведь они воздействуют на нейромедиаторы головного мозга, а они, в свою очередь, регулируют между нейронами механизм восприятия и переработки данных об окружающей реальности. Раньше с этой целью использовали антипсихотические вещества, но они плохо переносились пациентами и имели много побочных эффектов.

Если лечение медикаментами не дает нужного результата, применяется электрошоковая терапия. В обшей сложности выздоровление занимает около года, после этого может понадобится контакт с лечащим врачом на некоторое время. Стоит добиться максимального взаимопонимания с доктором, чтобы он назначил самое подходящее к этому моменту лечение.

Профилактика депрессивного психоза

Такого рода депрессия – болезнь трудоголиков. Следует обязательно помнить, что режим дня – лучший способ избежать возмездия организма. Научитесь не только работать, но и отвлеченно отдыхать. Самая успешная карьера не стоит того, чтобы понять, что нет чувства никакой радости от жизни. Разнообразьте свой досуг, освободите выходные для близких и друзей, научитесь танцевать или кататься на горных лыжах. Свежий воздух, полноценный спокойный сон и положительные эмоции – ваша подушка безопасности.

Расстройство маниакальное

  1. Определение болезни. Причины заболевания.

Мания, также известная как маниакальный синдром, представляет собой состояние аномально повышенного уровня возбуждения, аффекта и энергии или «состояние повышенной общей активации с усиленным аффективным выражением вместе с лабильностью аффекта». Хотя мания часто воспринимается как «зеркальное изображение» депрессии, повышенное настроение может быть эйфорическим или раздражительным; действительно, по мере того как мания усиливается, раздражительность может быть более выраженной и приводить к насилию или тревоге.

Мания — это синдром с несколькими причинами. Хотя подавляющее большинство случаев встречается в контексте маниакального расстройства, он является ключевым компонентом других психических расстройств (таких как шизоаффективное расстройство), а также может быть вторичным по отношению к различным общим заболеваниям, таким как рассеянный склероз; некоторые лекарства могут вызвать маниакальное состояние, например преднизолон; или злоупотребление наркотическими веществами, такими как кокаин и анаболические стероиды.

Мания отличается по интенсивности, от легкой мании (гипомании) до безумной мании, характеризующейся такими симптомами, как дезориентация, психоз, бессвязная речь и кататония. Для измерения тяжести маниакальных эпизодов можно использовать стандартизованные инструменты, такие как шкала Альтмана для самооценки мании и оценочная шкала маний Янга . Поскольку мания и гипомания длительно ассоциируются с творчеством и художественным талантом у людей, не всегда бывает, что человек с маниакальным синдромом нуждается в медицинской помощи; такие люди часто сохраняют достаточный самоконтроль, чтобы нормально функционировать в обществе, даже сравнивают это состояние с творческим подъемом. Маниакальных людей часто ошибочно принять за то, что они находятся под воздействием наркотиков.

  • Симптомы заболевания

Маниакальный эпизод определен в диагностическом пособии психиатрической ассоциации как «отчетливый период ненормально и устойчиво повышенного, несдержанного, раздражительного настроения, а также ненормально и устойчиво возрастает активность или энергия, длительностью не менее 1 недели и почти весь день», где настроение не вызвано наркотиками / медикаментами или медицинским заболеванием (например, гипертиреозом) и (а) вызывает очевидные трудности на работе или в социальных отношениях и (или) b) нуждается в госпитализации для защиты себя и окружающих лиц, или (c) человек страдает от психоза .

Чтобы быть классифицированным как маниакальный эпизод, должны присутствовать дополнительные симптомы:

  1. Завышенная самооценка или идеи величия.
  2. Снижение потребности во сне (например, ощущение отдыха после 3 часов сна).
  3. Более разговорчивый, чем обычно (тахипсия).
  4. Поток идей, мысли, ускорение мышления.
  5. Повышение целенаправленной активности, или психомоторного возбуждения.
  6. Отвлекаемость (слишком легко притягивается к неважным или неуместным внешним раздражителям).
  7. Чрезмерное вовлечение в деятельность с высокой вероятностью причиняющих боль последствий. (Например, расточительное поведение, невероятные коммерческие схемы, гиперсексуальность).

Хотя виды деятельности, в которых человек участвует, находясь в маниакальном состоянии, не всегда являются негативными, те, которые могут иметь негативные последствия, гораздо более вероятны.

Если человек одновременно подавлен, говорят, что у них смешанный эпизод.

Система классификации Всемирной организации здравоохранения определяет маниакальный эпизод как эпизод, в котором настроение выше, чем того требует ситуация человека, и может варьироваться от расслабленного хорошего настроения до едва контролируемого избыточно высокого настроения, сопровождающегося гиперактивностью, тахипсией, низкой потребностью во сне, снижением внимания и повышенной отвлекаемостью. Часто, уверенность и самооценка чрезмерно преувеличены. Поведение, становится рискованным, глупым или неуместным, возможно, в результате утраты нормальных социальных ограничений.

Некоторые люди также имеют физические симптомы, такие как потливость, потеря веса. В полномасштабной мании, часто маниакальный человек будет чувствовать, как будто его или ее важнее и не имеет никаких последствий или что негативные последствия будут минимальными, и что они не должны проявлять сдержанность. Связи гипоманиакальные личности с внешним миром, и ее стандарты взаимодействия, остаются нетронутыми, хотя интенсивность настроения усиливаются. Но те, кто страдает от длительной нелеченной гипомании, рискуют развить полную манию, и действительно могут пересечь эту «линию», даже не осознавая, что они это сделали.

Одним из характерных симптомов мании (и в меньшей степени гипомании) являются ускорения мышления и речи (тахипсихия). Это, как правило, случаи, когда маниакальный человек чрезмерно отвлекается на объективно неважные стимулы. Этот опыт создает рассеянность, когда мысли маниакального индивидуума полностью поглощают его или ее, делая его или ее неспособным следить за временем или быть в курсе чего-либо, кроме потока мыслей .

Маниакальные состояния всегда соотносятся с нормальным состоянием страдающего человека; одаренный человек может во время гипоманической стадии принять, казалось бы, «гениальные» решения и способность выполнять и формулировать на уровне, намного превышающем тот, который был бы он способен. Очень простой показатель маниакального состояния был бы, если бы ранее клинически депрессивный пациент вдруг стал чрезмерно энергичным, жизнерадостным, агрессивным или «более счастливым».

Другие, часто менее очевидные, элементы мании включают заблуждения (как правило, величия или преследования, в зависимости от того, является ли преобладающее настроение эйфоричным или раздражительным), Гиперчувствительность, повышенную бдительность, гиперсексуальность, гиперрелигиозность, гиперактивность и импульсивность, принуждение к чрезмерному объяснению (обычно сопровождается давлением речи) грандиозные схемы и идеи, и сниженную потребность во сне (например, чувство отдыха только после 3 или 4 часов сна).

Эти лица могут также участвовать во время маниакланого эпизода, в сомнительных бизнес-операциях, неэкономные расходы денежных средств (например, траты), рискованную сексуальную активность, злоупотребление наркотическими веществами, чрезмерное увлечение азартными играми, безрассудное поведение (как «скорость движения» или «сорвиголова активность»), нарушение социального взаимодействия (что должно проявляться через, например, за знакомство и общение с незнакомыми людьми), или наиболее активные аргументы. Такое поведение может усилить конфликты в личных отношениях, привести к проблемам на работе и увеличить риск ссор с правоохранительными органами. Существует высокий риск импульсивного участия в деятельности, потенциально вредной для себя и других.

Хотя «сильно повышенное настроение» звучит желательным и приятным, опыт мании, в конечном счете, часто довольно неприятный и иногда тревожный, если не пугающий, для человека, участвующего и для тех, кто близок к ним, и это может привести к импульсивному поведению, о котором позже можно пожалеть. Это также часто может быть осложнено отсутствием суждения и понимания пациента относительно периодов обострения характерных состояний. Маниакальные пациенты часто навязчивы, импульсивны, раздражительны, воинственны и часто отрицают, что с ними что-то не так. Потому что мания часто ободряет высокую энергию и уменьшенное восприятие потребности или способности спать, в пределах нескольких дней маниакального цикла. Поток мыслей и неправильное восприятие приводят к разочарованию и снижению способности общаться с другими.

Мания также может, как упоминалось ранее, быть разделена на три этапа. I этап соответствует гипомании, который может иметь типичные характеристики, такие как общительность и эйфории. Однако на стадиях II и III мании пациент может быть чрезвычайно раздражительным, психотическим или даже бредовым. Эти последние две стадии называются острой и бредовой, соответственно.

  • Патогенез

Различные триггеры были связаны с переходом от депрессивных состояниий в манию. Одним из распространенных триггеров мании является терапия антидепрессантами. Дофаминергические препараты, такие как ингибиторы обратного захвата дофамина и агонистов может также увеличить риск развития гипомании. Триггеры образа жизни включают нерегулярные графики бодрствования сна и лишение сна, а также чрезвычайно эмоциональные или стрессовые стимулы.

Мания может быть связана с инсультами, особенно поражениями головного мозга в правом полушарии.

Глубокая стимуляция мозга субталамического ядра при болезни Паркинсона была связана с манией, особенно с электродами, помещенными в вентромедиальный STN. Предложенный механизм предполагает увеличение возбуждающего входа от STN до допаминергических ядер.

Мания также может быть вызвана физической травмой или болезнью. Когда причины физические, это называется вторичной мании.

Механизм, лежащий в основе мании, неизвестен, но нейрокогнитивный профиль мании в значительной степени согласуется с дисфункцией в правой префронтальной коре, что часто встречается в исследованиях нейровизуализации. Различные линии доказательств из посмертных исследований и предполагаемые механизмы анти-маниакальных агентов указывают на аномалии в gsk-3, допамине, Протеинкиназе C и инозитолмонофосфатазе.

Мета-анализ исследований нейровизуализации демонстрирует повышенную таламическую активность и двустороннее снижение активации нижней лобной извилины. Активность в миндалине и других подкорковых структурах, таких как вентральная стриатум, как правило, увеличивается, хотя результаты противоречивы и, вероятно, зависят от характеристик задачи. Снижение функциональной связности между вентральной префронтальной корой и миндалевидной железой наряду с переменными данными подтверждает гипотезу об общей дисрегуляции подкорковых структур префронтальной корой. Смещение в сторону позитивно-валентных стимулов и повышенная отзывчивость в схемах вознаграждения могут предрасполагать к мании. Мания стремится быть связаны с поражением полушария, в то время как депрессия обычно ассоциируется с левым поражения полушария.

Маниакальные эпизоды могут быть вызваны агонистами допаминовых рецепторов, и это в сочетании с предварительным отчетом о повышенной активности VMAT2, измеренной с помощью ПЭТ-сканирования радиолигандного связывания, предполагает роль допамина в мании. Снижение уровня цереброспинальной жидкости в метаболите серотонина 5-HIAA было обнаружено и у маниакальных больных, что может объясняться нарушением серотонергической регуляции и дофаминергической гиперактивностью.

Ограниченные данные свидетельствуют о том, что мания, связанных с поведенческой вознаграждение, а также с нейронными награда Гиперчувствительность. Электрофизиологическое доказательство, подтверждающее это, исходит из исследований, связывающих левую лобную активность ЭЭГ с манией. Как левая прифронтовая деятельность при ЭЭГ вообще может быть отражением поведенческой деятельности при системе активации. Предварительное доказательство также приходит от одного исследования которое сообщило ассоциацию между маниакальными чертами и негативностью обратной связи во время получения денежного вознаграждения или потери. Доказательства нейровизуализации во время острой мании редки, но одно исследование сообщило о повышенной активности орбитофронтальной коры к денежному вознаграждению, а другое исследование сообщило о повышенной стриатальной активности, чтобы вознаградить упущение. Последний вывод был интерпретирован в контексте либо повышенной базовой активности (что привело к нулевому выводу о гиперчувствительности вознаграждения), либо уменьшенной способности различать вознаграждение и наказание, все еще поддерживая гиперактивность вознаграждения в мании. Наказание hyposensitivity, как это отражено в ряде нейровизуализационных исследований, как снижение латеральный орбитофронтальный ответ на наказание, была предложена в качестве механизма вознаграждения hypersensitivty в манию.

  • Классификация и стадии развития заболевания.

В смешанном аффективном состоянии человек, хотя и удовлетворяет общим критериям гипоманического или маниакального эпизода, испытывает три или более одновременных депрессивных симптомов. Это вызвало некоторые предположения среди врачей, что мания и депрессия, вместо того, чтобы представлять «истинные» полярные противоположности, являются, скорее, двумя независимыми осями в однополярно-биполярном спектре.

Смешанное аффективное состояние, особенно с выраженными маниакальными симптомами, повышает риск самоубийства. Депрессия сама по себе является фактором риска, но, в сочетании с увеличением энергии и целенаправленной деятельности, пациент скорее совершает акт насилия на суицидальные импульсы.

Гипомания-это пониженное состояние мании, которое мало что делает для ухудшения функции или снижения качества жизни. Это может, по сути, повысить производительность и креативность. В гипомании, меньше потребность для сна целимотивированное поведение и метаболизм увеличивают. Хотя повышенный уровень настроения и энергии, характерный для гипомании, можно рассматривать как преимущество, сама мания, как правило, имеет много нежелательных последствий, включая суицидальные тенденции.

Одного маниакального эпизода при отсутствии вторичных причин (т. е. расстройства потребления психоактивных веществ, фармакологического, общего состояния здоровья) достаточно для диагностики маниакального расстройства. Гипомания может свидетельствовать о биполярном расстройстве. Маниакальные эпизоды часто осложняются бредом и / или галлюцинациями; если психотические особенности сохраняются в течение значительно более длительного времени, чем эпизод мании (две недели или более), диагноз шизоаффективного расстройства является более подходящим. Некоторые из «обсессивно-компульсивных расстройств спектра», а также расстройств импульсного контроля имеют название «мания», а именно клептомания, пиромания и трихотилломания. Несмотря на неудачную ассоциацию, подразумеваемую именем, однако, никакой связи между манией или маниакальным расстройством и этими расстройствами не существует.

Гипертиреоз может вызывать симптомы, сходные с манией, такие как возбуждение, повышенное настроение, повышенная энергия, гиперактивность, нарушения сна, а иногда, особенно в тяжелых случаях, психоз.

  • Осложнения

Если маниакальное расстройство не лечить, это может привести к более серьезным проблемам, которые могут повлиять на жизнь больного, к ним относятся:

  • Злоупотребление наркотиками и алкоголем;
  • Разрыв социальных отношений;
  • Плохая успеваемость в школе или на работе;
  • Финансовые или юридические трудности;
  • Суицидальное поведение.
  • Диагностика

В МКБ-10 существует несколько расстройств, при маниакальном синдроме: органическое маниакальное расстройство (F06.30), мания без психотических симптомов (F30.1), мания с психотическими симптомами (F30.2), другие маниакальные эпизоды (F30.8), неуточненной маниакальный эпизод (F30.9), маниакальный тип шизоаффективного расстройства (F25.0), маниакальное аффективное расстройство, текущий маниакальный эпизод без психотических симптомов (F31.1), маниакальное аффективное расстройство, текущий маниакальный эпизод с психотическими симптомами (F31.2).

Есть несколько других психических расстройств с симптомами, схожими с маниакальным расстройством. Эти расстройства включают шизофрению, серьезное депрессивное расстройство, синдром дефицита внимания и гиперактивности (СДВГ), а также некоторые расстройства личности, такие как пограничное расстройство личности.

Хотя нет никаких биологических тестов, которые являются диагностикой маниакального расстройства, анализы крови и/или визуализация могут быть проведены, чтобы исключить медицинские болезни с клиническими проявлениями, аналогичными маниакальному расстройству. Неврологические заболевания, такие как рассеянный склероз, сложные частичные судороги, инсульты, опухоли головного мозга, болезнь Вильсона, травматическая черепно-мозговая травма, болезнь Гентингтона и сложные мигрени могут имитировать особенности маниакального расстройства. ЭЭГ может использоваться для исключения неврологических расстройств, таких как эпилепсия, а компьютерная томография или МРТ головы могут использоваться для исключения поражения мозга. кроме того, нарушения эндокринной системы, таких как гипотиреоз, гипертиреоз, Кушинга и болезни в дифференциальной как заболевания соединительной ткани системная красная волчанка. Инфекционные причины мании, которые могут казаться похожими на биполярную манию, включают герпес-энцефалит, ВИЧ, грипп или нейросифилис. некоторые дефициты витамина как пеллагра (дефицит ниацина), дефицит витамина Б12, дефицит фолате, и синдром Вернике Корсакофф (дефицит тиамина) могут также привести к мании.

  • Лечение

Перед началом лечения мании необходимо провести тщательную дифференциальную диагностику, чтобы исключить вторичные причины.

Семейно-ориентированная терапия (БПФ) маниакального расстройства у взрослых и детей начинается с предположения, что негативность в семейной среде, хотя часто является продуктом стресса и бремени ухода за больным родственником, является фактором риска для последующих эпизодов маниакального синдрома. Терапия преследует три цели: (1) повысить способность семьи распознавать эскалацию ранних субсиндромальных симптомов, (2) уменьшить семейные взаимодействия, характеризующиеся высокой критикой и враждебностью; и (3) повысить способность человека, подверженного риску, справляться со стрессом и невзгодами. Это делается через три лечебных модулей: (1) психологическое образование для ребенка и семьи о природе, причинах, течении, лечении, и самоуправление маниакальное расстройство; (2) усиление связи обучения для снижения негативных общения и достижения максимального защитного влияния семейной среды; и (3) навыки решения проблем, чтобы непосредственно уменьшить влияние конкретных конфликтов в семье. Применение БПФ к лицам с высоким риском описано ниже.

Психологическое образование.Семьи сначала знакомятся с целями и ожиданиями. Семье предоставляется пособие по уходу за собой (Miklowitz & George, 2007), в котором излагаются основные симптомы расстройства настроения у детей, факторы риска, наиболее эффективные методы лечения и инструменты самоуправления. Цель сессии 2-ознакомить семью с признаками и симптомами тяжелого расстройства настроения, его субсиндромальной и продромальной формами. Этой задаче способствует раздаточный материал, который различает в трех колонках “симптомы расстройства настроения”, “симптомы расстройства настроения » и » обычное настроение.»Раздаточный материал структурирует обсуждение того, как настроение подверженного риску ребенка отличается и не отличается от того, что является нормативным для его возраста. Ребенок также рекомендуется наметить их настроения и сна / бодрствования ритмы на ежедневной основе с помощью диаграммы настроения.

Лечение, ориентированное на семью, является одним из многих возможных способов раннего вмешательства; другие альтернативы могут включать межличностную терапию, чтобы сосредоточиться на управлении социальными проблемами и регулировании социальных и циркадных ритмов, или индивидуальную или групповую когнитивно-поведенческую терапию для обучения адаптивному мышлению и эмоциональным навыкам саморегуляции.

Медикаментозное лечение маниакального расстройства включает в себя использование как стабилизатор настроения (вальпроат, литий или карбамазепин) или атипичный антипсихотик (оланзапин, кветиапин, рисперидон, арипипразол или). Хотя гипоманические эпизоды могут реагировать только на стабилизатор настроения, полномасштабные эпизоды обрабатываются атипичным антипсихотиком (часто в сочетании со стабилизатором настроения, поскольку они, как правило, производят самое быстрое улучшение).

Когда маниакальное поведение исчезло, долгосрочное лечение затем фокусируется на профилактическом лечении, чтобы попытаться стабилизировать настроение пациента, как правило, путем сочетания фармакотерапии и психотерапии. Вероятность рецидива очень высока для тех, кто пережил два или более эпизода мании или депрессии. В то время как лечение маниакального расстройства важно для лечения симптомов мании и депрессии, исследования показывают, что полагаться только на лекарства не является самым эффективным методом лечения. Препарат наиболее эффективен при использовании в сочетании с другими маниакальное расстройство лечение, включая психотерапию, самопомощь копинг-стратегий и здорового образа жизни.

Литий является классическим стабилизатором настроения для предотвращения дальнейших маниакальных симптомов. Систематический обзор показал, что длительное лечение литием существенно снижает риск маниакального рецидива на 42%. Противосудорожные средства, такие как вальпроат, окскарбазепин и карбамазепин, также используются для профилактики. Более недавние разрешения снадобья включают lamotrigine, которое другой anticonvulsant. Также используется клоназепам (Клонопин). Иногда атипичные нейролептики используются в комбинации с предыдущих упомянутых препаратов, в том числе оланзапин (Зипрекса), которая помогает лечить галлюцинации или бред, Асенапин (инструкция, Sycrest), арипипразол (Абилифай), рисперидон, зипразидон, и клозапином, который часто используется для людей, которые не реагируют на литий или антиконвульсанты.

Верапамил, блокатор кальциевых каналов, полезен при лечении гипомании и в тех случаях, когда литий и стабилизаторы настроения противопоказаны или неэффективны. Верапамил эффективен как для краткосрочного, так и длительного лечения.

Антидепрессантная монотерапия не рекомендуется для лечения депрессии у пациентов с маниакальными расстройствами I или II, и никакая польза не была продемонстрирована сочетанием антидепрессантов со стабилизаторами настроения у этих пациентов.

  • Прогноз. Профилактика

В предыдущих разделах говорилось, что риск маниакального расстройства генетически опосредован и часто может наблюдаться как субсиндромальные признаки заболевания. Кроме того, межличностный и семейный стресс, связанный с развитием симптомов – как стресс, вызванный симптомами, так и неконтролируемые стрессоры или невзгоды, которые препятствуют успешной адаптации ребенка к развитию – могут препятствовать префронтально-опосредованной регуляции настроения. В свою очередь, плохая эмоциональная саморегуляция может быть связана с повышением цикличности и устойчивости к фармакологическим вмешательствам. Таким образом, профилактические вмешательства (т. е. те, которые проводились до первого полностью синдромного маниакального эпизода), которые облегчают ранние симптомы, повышают способность справляться с зависимыми и независимыми стрессорами и восстанавливают здоровую префронтальную нейронную схему, должны снизить вероятность неблагоприятных исходов расстройства (Chang et al. 2006,). С этими предположениями, исследователь или клиницист планирования вмешательства может вмешиваться на уровне биологических маркеров (например, нейротрофический фактор роста мозга), экологических стрессоров (например, отвращение семейных взаимодействий), или субсиндромального настроения или симптомов СДВГ.

Можно утверждать, что лечение ребенка, подверженного риску, должно начинаться с психотерапии и продвигаться к фармакотерапии только в том случае, если ребенок продолжает быть нестабильным или ухудшается. Хотя психотерапия требует больше времени и усилий, чем психофармакология, она может быть точным, целенаправленным вмешательством с устойчивыми эффектами даже после ее завершения (Vittengl, Clark, Dunn, & Jarrett, 2007). Психотерапия обычно не вызывает потенциально вредных побочных эффектов. Напротив, такие лекарства, как атипичный антипсихотический оланзапин (который часто используется в качестве стабилизатора настроения), при одновременном снижении уровня конверсии в психоз среди подростков из группы риска, могут быть связаны с существенным увеличением веса и “метаболическим синдромом” (McGlashan et al. 2006,).

Лекарства, вероятно, будут мало влиять на интенсивность внешних стрессоров и не будут буферизовать человека, подверженного риску, от стресса, как только он или она прекратит их прием. В отличие от этого, психосоциальные вмешательства способны снизить остроту факторов психосоциальной уязвимости и повысить устойчивость подверженных риску лиц и их способность справляться с трудностями. Вовлекая семью в лечение, можно также помочь ухаживающему за ребенком родителю распознать, как его или ее собственные уязвимости — такие как индивидуальная история расстройства настроения-превращаются в неприязненные взаимодействия родителя/потомства, которые могут способствовать ответственности потомства.

Несмотря на важные достижения, относительно мало известно о фактической совокупности факторов риска и защитных факторов, которые наиболее точно предсказывают начало маниакального расстройства или взвешивание генетических, нейробиологических, социальных, семейных или культурных факторов на разных этапах развития. Можно утверждать, что выяснение этих траекторий развития является необходимым предварительным условием для проведения в полной мере эффективных профилактических мероприятий, особенно если можно определить терапевтические цели на различных этапах развития. Исследования, изучающие взаимодействие генетических, нейробиологических и экологических факторов, должны быть полезны для определения этих целей вмешательства.

Мы давно знаем, что различия в социальной среде могут приводить к различиям в экспрессии генов и вариациям в структуре или функции мозга, и рекурсивно, что вариации в генетической уязвимости или функции мозга могут приводить к дифференциальному отбору сред. Загадка состоит в том, как лучше всего исследовать роль переменных окружающей среды, контролируя при этом роль генетических факторов, и наоборот. Изучение роли окружающей среды в супружеских парах или идентичных близнецах может помочь контролировать роль общих факторов окружающей среды и позволить изучить роль неразделенных семейных или других факторов окружающей среды. Чтобы взять пример из литературы по антисоциальному поведению, Caspi et al. (2004) показали, что среди идентичных пар-близнецов близнец, которому мать выражала больше эмоционального негатива и меньше тепла, подвергался большему риску развития антиобщественного поведения, чем близнец, которому мать выражала меньше негатива и больше тепла. Подобные экспериментальные проекты могут быть с пользой применены к братьям и сестрам или парным близнецам, в которых есть маниакальное расстройство, чтобы уточнить, как различные стрессоры приводят к различиям в экспрессии генов и вероятности развития эпизодов настроения.

Понимание этих разнообразных путей развития поможет нам адаптировать наши усилия по раннему вмешательству и профилактике, что может означать разработку мероприятий по-разному для детей с различными продромальными презентациями. Для продромальных детей с самыми высокими генетическими нагрузками на расстройство настроения раннее вмешательство с помощью лекарств может иметь огромное влияние на более поздние результаты. В отличие от этого, молодые люди, для которых экологические контекстуальные факторы играют центральную роль в возникновении эпизодов (например, девочки подросткового возраста с историей сексуального насилия и текущего семейного конфликта), могут извлечь наибольшую пользу из вмешательств, которые сосредоточены на усилении защитных эффектов непосредственной социальной среды, с фармакотерапией, введенной только в качестве стратегии спасения.

Наконец, результаты исследований, профилактических мероприятий может пролить свет на природу генетических, биологических, социальных и культурных механизмов. Действительно, если ранние интервенционные испытания покажут, что изменение семейных взаимодействий снижает риск ранних биполярных расстройств, у нас будут доказательства того, что семейные процессы играют причинную, а не реактивную роль в некоторых траекториях развития маниакального расстройства. Параллельно, если связанные с лечением изменения в нейробиологических маркерах риска (таких как миндалярный объем) улучшают траекторию ранних симптомов настроения или сопутствующих заболеваний, мы можем разработать гипотезы этих биологических маркеров риска. Следующее поколение исследований в области развития маниакального расстройства должно решить эти вопросы.

Список литературы

Маниакальный психоз – психическое расстройство, характеризующееся повышенным настроением, ускорением мышления, речи в сочетании с бредом и галлюцинациями.

Причины возникновения

Этиология заболевания до конца не изучена. Существует несколько теорий, предполагающих возникновение патологии:

  1. Моноаминовая – самая изученная и подтвержденная на сегодняшний день. Согласно теории, избыток в организме моноаминов (серотонина и норадреналина), играющих роль в регуляции психических функций, приводит к развитию мании. Недостаток этих веществ провоцирует депрессию.
  2. Водно-электролитная – нарушение баланса микроэлементов приводит к усилению нервной проводимости в тканях мозга, изменению чувствительности рецепторов нервных клеток и развитию заболевания.
  3. Генетическая – данные исследований показывают, что у 50 % заболевших один из родителей страдал биполярным расстройством. Если у него диагностировалась одна фаза – маниакальная или депрессивная – риск для ребенка составлял 25 %, если обе фазы – 50 %. В семьях с регистрированным психозом у одного из родителей, выявлен ген, ответственный за развитие заболевания. Он локализован в 11 хромосоме.
  4. Конституциональная – по учению Кречмера, определенный тип темперамента (циклоидный, меланхолический, неврастеничекий) может стать предпосылкой маниакального психоза.

Генетические и конституциональные особенности могут не проявиться без провоцирующих факторов, коими являются:

  • нарушение режима сна и бодрствования;
  • стрессы разной природы;
  • гормональная перестройка организма в подростковом возрасте, в период менопаузы;
  • травмы и опухоли головного мозга;
  • инфекционные, лекарственные, наркотические, алкогольные интоксикации.

Распространенность

Согласно статистическим данным, патологией страдают 0,5-0,8 % населения Земного шара. Точных статистических данных о распространенности заболевания нет, так как до 10 % больных не обращается за помощью, не стационируется, и психоз чаще встречается в рамках других нозологий.

По результатам исследований ВОЗ, за последние годы процент заболевших увеличился в 14 странах. Количество зарегистрированного заболевания среди пациентов, находящихся на стационарном лечении, составляет 3–5%. 30% проходили лечение в больнице один раз.

Вероятность развития психоза у каждого человека – 2–4%. У женщин заболевание встречается в 3–4 раза чаще. Яркая клиническая картина наблюдается у пациентов в возрасте 25–45 лет (46,5%).

Классификация

Выделяют маниакальный психоз как самостоятельное заболевание, в составе маниакально — депрессивного (МДП) и в рамках шизоаффективного расстройств.

Маниакальный эпизод. По международной классификации болезней МКБ -10, заболевание находится в рубрике аффективных расстройств, в разделе «Маниакальный эпизод. Мания с психотическими симптомами» F30.2.

Психотические симптомы могут быть:

  • соответствующими настроению;
  • не соответствующими настроению;
  • маниакальный ступор.

Биполярное аффективное расстройство. Маниакальный психоз в рамках МДП диагностируется, если ему предшествовал хотя бы один эпизод – мании, депрессии, гипомании или смешанного характера. Повторные эпизоды мании рассматриваются не как самостоятельная нозология, а в составе МДП. По МКБ – Биполярное аффективное расстройство, текущий эпизод мании с психотическими симптомами. F31.2.

Шизоаффективное расстройство – сочетание яркой картины мании и шизофрении. Выделить один диагноз невозможно. Код по МКБ – F25.0. Различают:

  • шизоаффективный психоз, маниакальный тип;
  • шизофреноформный психоз, маниакальный тип.

Симптомы

Симптомы и признаки маниакального психоза распознать несложно. Маниакальная личность бросается в глаза всем своим поведением.

В состоянии острого маниакального психоза больной мечется, совершает хаотичные движения руками, крайне возбужден, глаза блестят, взгляд замутнен, речь бессвязная, торопливая. Контакту человек недоступен, он как бы находится в своем мире, погружен в размышления с самим собой. Бредовые идеи носят парафренный характер – фантастические высказывания по поводу своего величия и всемогущества. Больной слышит голоса, разговаривает с ними, эмоционально реагируя и интенсивно жестикулируя.

Бред величия может наблюдаться на фоне повышенного настроения, соответствующего содержанию паранойи (конгруэнтность) – человек строит радужные планы, вовлекается в разные авантюры, переоценивает свои физические и финансовые возможности, пребывает в эйфории, верит, что «ему море по колено».

При неконгруэнтности бреда идеи всемогущества высказываются при измененном настроении (вспышки неудержимой радости сменяются тоской, меланхолией, часто дисфорией с агрессией).

Маниакальная фаза биполярного расстройства характеризуется классической триадой – повышенным настроением, двигательной активностью, ускоренной речью. Больные очень мало спят – до 3–4 ч в сутки. Наблюдается расторможенность инстинктов – прожорливость, повышение либидо. Пациенты уверяют окружающих в своей непревзойденности и уникальности. Постепенно эти идеи перерастают в бредовые. При присоединении галлюцинаций, диагностируется маниакально — галлюцинаторно — бредовой синдром.

Начинается психоз в возрасте 20 лет, нарастание симптомов идет медленно – до 3–4 месяцев. Сразу после фазы мании без перерыва следует фаза депрессии. Такие сдвоенные фазы наблюдаются в начале заболевания.

По мере прогрессирования депрессивный эпизод становится менее продолжительным и ярким. Выход из фазы мании может длиться 3–5 недель. Частота приступов урежается, доходит до одного раза в полтора года.

Шизоаффективное расстройство маниакального типа отличается чередованием периодов без аффективных проявлений с маниакальными фазами. Эмоциональной бедности не наблюдается. В настроении преобладает дисфория. Шизофреноподобные признаки преходящи, нестойки, длятся менее 6 мес, в связи с чем диагноз шизофрении не ставится. Ведущим симптомом является параноидный бред.

Маниакальный ступор – резкая смена маниакального состояния обездвиженностью. Больной не реагирует на обращенную речь. Состояние длится от нескольких часов до нескольких дней. Встречается на фоне МДП, реже – шизоаффективного психоза.

Что можно сказать о маниакальном психозе на фоне интоксикаций? Он характеризуется сновидным помрачением сознания, галлюцинациями – онейроидным состоянием. Больной погружен в свой мир, контакту недоступен, ориентация нарушена, мышление разорвано. Маниакальность выражается в видимой активности, суете, носящими хаотический оттенок. Встречается онейроидная мания и при МДП.

Диагностика

Диагностика проводится на основании:

  • подробного сбора анамнеза с учетом наследственной предрасположенности, конституциональных особенностей, поведения, частоты и характера приступов маниакального психоза;
  • объективного осмотра во время приступа;
  • специальных тестов и опросников аффективных нарушений (оценочная шкала мании Янга, шкала Альтмана, диагностическая шкала биполярного спектра, тест Роршаха).

Лечение

Лечение психоза проводится только в стационаре. Выбор тактики зависит от этиологии, типа, длительности заболевания, возраста и индивидуальных особенностей пациента. Применяется медикаментозная и психотерапия.

Медикаментозная направлена на купирование приступа, стабилизацию аффекта, уменьшение галлюцинаторно — бредовой симптоматики.

Назначают препараты следующих групп:

  • нейролептики – оказывают антипсихотический эффект, нормализуя баланс биологически активных веществ в головном мозге;
  • нормотимики – стабилизируют настроение путем восстановления водно — электролитного баланса;
  • транквилизаторы и седатики – оказывают общее успокоительное действие, нормализуют сон;
  • антидепрессанты – назначают при выходе из состояния мании для предупреждения (или облегчения) развития депрессивной симптоматики;
  • витамины группы В, оказывающие благотворное действие на нервную систему.

Лечение длительное, дозы подбираются индивидуально для каждого пациента. Если психоз развился на фоне интоксикации, проводят дезинтоксикационную терапию.

В стационаре больной находится до 3 месяцев, при стабилизации состояния его выписывают домой, где продолжается терапия поддерживающими дозами, но основное значение на этом этапе отводится психотерапии.

Психотерапия

Психотерапия проводится после выхода из психотического состояния. Начинают ее в стационаре, после выписки больные приходят на сеансы. Психотерапия преследует следующие цели:

  1. Достичь осознания пациентом своего состояния, понимания причин, приведших к заболеванию; развить в нем стремление избавиться и избежать последствий (когнитивная).
  2. Помочь пациенту нормализовать отношения с окружающими, находить выход из стрессовых ситуаций (межличностная).
  3. Способствовать улучшению семейных взаимоотношений, (семейная).

Психотерапия может длиться год и более.

Опасности состояния

Маниакальный (МП) психоз – это опасное заболевание: в состоянии патологического аффекта, на высоте приступа больные способны нанести вред себе и окружающим.

Но самое опасное – при выходе из состояния мании, когда все такое радужное и прекрасное, вернуться в реальный мир и погрузиться в глубокую депрессию. Нередко это заканчивается суицидом. Своевременная медицинская помощь и поддержка близких помогают избежать печальных последствий.

Как жить при МП

Как проявляется у подростков

Маниакальный (МП) психоз у подростков – что это? В этом возрасте шизоаффективный психоз встречается чаще, чем МДП. Заболевание начинается в старшем подростковом возрасте, приступ аффекта протекает бурно, тинейджер расторможен, груб в поведении, отпускает сальные шутки, не соблюдает дистанцию в разговоре, строит грандиозные планы на будущее, собирается учиться в престижных вузах, работать на больших постах.

Хватается за несколько дел сразу, но ни одно не доводит до конца. Галлюцинаторно бредовой синдром отходит на второй план, проявляется на высоте психоза. Преобладают аффективные нарушения и расстройства влечения. Подросток прожорлив, спит очень мало, либидо повышено.

Приступы шизоаффективного психоза могут следовать один за другим, после чего наступает ремиссия.

Советы родственникам больного

Качество жизни больного зависит, в большей степени, от отношения близких людей. Поэтому родственникам необходимо знать и соблюдать следующее:

  1. Иметь информацию, что такое психоз маниакальный, отчего он развивается, какие могут быть последствия, что могут сделать близкие для облегчения состояния.
  2. В период приступа не пытаться оказывать давление, сопротивление. Необходимо срочно вызвать психиатрическую бригаду скорой помощи.
  3. После выписки из стационара и в межприступный период создать спокойную обстановку, стараться не доводить общение с больным до конфликтных ситуаций, понимать и поддерживать его во всех, даже самых безумных начинаниях, которым все равно не суждено осуществиться.
  4. После выхода больного из маниакальной фазы, стараться повысить его самооценку, сделать так, чтобы он поверил в себя, знал, что жизнь продолжается. Для этого давать ему выполнять посильные поручения по дому, поощрять его успехи.
  5. Для предотвращения попыток суицида, как можно чаще общаться с больным, быть ему другом, чтобы он видел родную душу, которой можно обо всем поведать. При малейших подозрениях на возможность суицида или начинающееся обострение, немедленно обратиться к врачу.
  6. Неукоснительно следить за выполнением всех предписаний доктора, так как резкая отмена медикаментов может привести к очередному приступу.
  7. Следить за соблюдением режима дня, обеспечить полноценный сон, правильное питание, прогулки на свежем воздухе.

При своевременно начатом лечении и всесторонней поддержке близких продолжительность ремиссии может достигать 10–15 лет.

Автор статьи: Вейц Алина Эмильевна, врач — психиатр, кандидат психологических наук

Поделитесь с друзьями

Маниакально-депрессивный психоз (МДП) — заболевание, протекающее в форме депрессивных и маниакальных фаз, разделенных интермиссиями, т. е. состояниями с полным исчезновением психических расстройств и с сохранностью преморбидных свойств личности. Отсутствие стойких резидуальных нарушений, а также сколько-нибудь значительных изменений личности и признаков дефекта даже при многократных рецидивах и многолетнем течении заболевания позволяет считать МДП заболеванием с благоприятным прогнозом. В него включают как выраженные формы (циклофрению), так и мягкие, ослабленные разновидности (циклотимию).

Эпидемиологическая справка

Точных данных о распространенности МДП в населении нет. О частоте этого заболевания долго судили главным образом на основании числа больных среди поступающих в психиатрические стационары. По данным ряда авторов, больные МДП составляют в среднем 3—5% всех госпитализируемых. Расхождения в частоте МДП отражают диагностические разногласия авторов и различное понимание границ этого заболевания, а также различие методов учета больных. В поле зрения психиатра попадают преимущественно тяжелые психотические формы (циклофрения), а большая часть циклотимических вариантов вообще ускользает от учета. Частота МДП в общей популяции, по данным разных авторов, сильно колеблется — от 0,07 до 7%.

При сравнительном клинико-эпидемиологическом исследовании МДП и рекуррентной шизофрении (на популяции больных 3 московских районов) оказалось, что распространенность МДП более чем в 2 раза меньше, чем рекуррентной шизофрении, и составляет 0,45 на 1000 населения.
Женщины заболевают МДП приблизительно вдвое чаще. Заболевание может начинаться в любом возрасте, чаще в зрелом и позднем. При изучении анамнеза многих больных обнаруживаются более ранние «амбулаторные», но достаточно четкие фазы, которые следует рассматривать как истинное начало болезни.

Этиология и патогенез

Среди факторов, играющих роль в этиологии и патогенезе МДП, меньше всего сомнений вызывают наследственность и конституциональные особенности. В семьях больных выявляется много лиц, страдающих этим заболеванием или другими аффективными (фазными) расстройствами. Часто болеют один из родителей больного, его дети. Исключительно высока конкордантность монозиготных близнецов по МДП (95%), что также свидетельствует о несомненной роли наследственности. Значение конституционального фактора проявляется в преобладании среди больных пикников (более 60%) и лиц синтонно-гипертимных, синтонно-гипотимных или с циклоидным темпераментом. Важная роль в патогенезе этого заболевания отводится эндокринному фактору: фазы часто возникают у женщин в связи с менструациями, родами, климаксом. Точных данных о значении эндокринного фактора в патогенезе МДП получить не удалось.

Недостаточно изучена и роль диэнцефальных и гипоталамических мозговых структур, которые по многим косвенным показателям имеют важное значение в регуляции общего тонуса и настроения. Дисфункции диэнцефальной области некоторые авторы отводят решающую роль в возникновении симптомов МДП.

Нейрохирургическая практика и изучение действия нейролептических препаратов принесли новые аргументы в пользу этой концепции. В результате механического (при опухолях) или химического воздействия на диэнцефальную и гипоталамическую области и глубинные структуры височных долей могут возникнуть расстройства, очень сходные с клиническими проявлениями МДП.

Клиническая картина

Циклофрения. Маниакальные и депрессивные состояния, возникающие отдельными или сдвоенными фазами, практически исчерпывают клинические проявления заболевания. Депрессивные фазы наблюдаются в несколько раз чаще, чем маниакальные. Выраженность маниакального или депрессивного расстройства различна: от амбулаторных гипомании и циклотимической депрессии (часто вне врачебного наблюдения) до тяжелых и сложных маниакальных и депрессивных синдромов, требующих неотложной помощи и особого ухода. Значительно варьирует и продолжительность отдельных фаз: от нескольких дней и недель до нескольких лет (затяжные депрессии и мании). В среднем возрасте фазы длятся обычно от 2—3 до 5—6 мес. Число фаз и соответственно продолжительность интермиссий могут быть различными. Нередко в течение жизни возникают 1—3 манифестные фазы. В других случаях болезнь рецидивирует очень часто, особенно на поздних этапах.

Продолжительность фаз и частота рецидивов болезни не связаны с выраженностью аффективного нарушения (мании и депрессии). Транзиторными или затяжными могут оказаться и глубокие мании и депрессии, и гипомании и субдепрессии.

Болезнь (точнее, первая манифестная фаза) может развиться либо аутохтонно, либо в связи с экзогенией, психогенией, родами и другими генеративными факторами. Спонтанно или после провокация могут возникать и повторные фазы болезни. Часто они начинаются в определенное время года, преимущественно весной и осенью. Сезонность может наблюдаться в определенном периоде болезни или на протяжении всего ее течения. После кратковременных предвестников аффективные расстройства довольно быстро (за несколько недель) достигают максимальной выраженности. Нередко «кульминация» фазы наступает через несколько дней после ее начала. Реже наблюдается «внезапное» (пароксизмальное) начало фазы или переход в противоположную фазу (за одну ночь или в течение одного дня). Сходным образом совершается и обратное развитие фазы.

Депрессивная фаза в основном определяется:

  1. подавленным настроением (депрессивный аффект);
  2. заторможенностью мыслительных процессов (интеллектуальное торможение);
  3. психомоторным и речевым торможением.

Маниакальная фаза в основном определяется:

  1. повышенным настроением (маниакальный аффект);
  2. ускоренным протеканием психических процессов (интеллектуальное возбуждение);
  3. психомоторным и речевым возбуждением.

Течение МДП

У значительного числа больных за всю жизнь возникает лишь одна фаза болезни, иногда очень затяжная, после которой наступает выздоровление. Правильнее говорить о стойкой интермиссии, так как фазы могут повторяться даже через десятки лет. В связи с этим число больных МДП с «однофазным» течением уменьшается параллельно увеличению сроков катамнеза. Больше чем у половины всех больных заболевание выражается чередованием одних депрессивных фаз. Монополярное течение в виде только маниакальных фаз наблюдается у небольшого числа больных (4—6%), но возможность возникновения противоположного состояния сохраняется и, хотя и редко, в позднем возрасте течение болезни становится биполярным.

При биполярном (циклическом) течении отдельные фазы могут быть моноаффективными (депрессивные и маниакальные), сдвоенными, биполярно-лабильными. Для МДП характерно чередование фаз с интервалами практического восстановления здоровья. В ряде случаев на некоторое время устанавливается непрерывное повторение или чередование различных по длительности депрессивных и маниакальных состояний (течение типа континуа, т. е. непрерывная смена маниакальных и депрессивных фаз без интермиссий). У некоторых больных смена настроения (инверсия аффекта) наступает очень часто, причем депрессии и мании длятся по нескольку дней. Иногда периоды повышенного и подавленного настроения бывают весьма длительными (до нескольких лет). Течение болезни без светлых промежутков может наблюдаться и на циклотимическом уровне. Во всех случаях «континуальное» течение МДП относительно неблагоприятное.

Легкие фазы нередко исчерпывают клиническую картину МДП. Эпидемиологические, генеалогические исследования показали высокую частоту циклотимии как смягченного варианта циркулярного психоза, причем для циклотимии в свою очередь характерно и частое чередование фаз. Если к доступным наблюдению фазам циклотимии прибавить вероятные, но не распознаваемые, так называемые субклинические, формы, то можно считать течение МДП в виде циклотимических фаз более частым, чем в виде психотических. Варианты циклотимии также составляют монополярный, биполярный, континуальный.

Циклотимические фазы могут возникать сезонно, аутохтонно или в связи с экзогенией, родами, психогенией. Наряду с моноаффективными возможны сдвоенные циклотимические фазы и т. д.

Скрытые депрессии

Синонимы — ларвированные, маскированные, соматизированные, вегетативные, депрессивные эквиваленты, «депрессия без депрессии» — депрессивные фазы, в клинической картине которых на передний план выступают вегетативные и соматические расстройства (субъективные жалобы и объективные нарушения), маскирующие собственно депрессивные симптомы, описывались давно. Соматические жалобы и расстройства включают боли в области сердца, в животе, голове, часто очень сильные и пароксизмальные, иногда в сочетании с тахикардией, рвотой, расстройствами функции кишечника, головокружениями. Иногда их трудно отличить от диэнцефальных кризов. Больные, как правило, находятся под наблюдением терапевта, хирурга, невропатолога в зависимости от жалоб и соматических расстройств. Отсутствие аффективного расстройства лишь кажущееся.

При внимательном расспросе выявляются симптомы циклотимической депрессии: сниженное, «минорное» настроение с чувством вялости, утомляемостью, рассеянностью; замедленность, затрудненность мыслительных процессов («тяжело» думать, вспоминать, решать) и реакций, неуверенность в своих силах и трудность «перехода к делу». Часто выявляются суточные колебания настроения. Это разновидности циклотимических фаз, при которых соматовегетативные симптомы занимают центральное место в клинической картине. «Скрытые» депрессии могут наблюдаться как при монополярном (в виде депрессий), так и при биполярном течении болезни. По многим статистикам, число таких депрессий значительно увеличилось.

Большинство авторов считают, что скрытые депрессии — болезнь среднего и пожилого возраста, чаще встречаются у женщин (3:1), склонны к тяжелому течению (от нескольких месяцев до нескольких лет).

Тесная связь соматических расстройств с патогенетическими механизмами депрессии доказывается эффективностью антидепрессивной терапии и безуспешностью лечения соматических расстройств методами внутренней медицины.

Возрастные особенности течения МДП в детском возрасте (до 10 лет)

Приступы встречаются редко, а распознаются еще реже. Во многих случаях диагноз циркулярной фазы в детстве ставится лишь ретроспективно. Это связано с атипичным (нехарактерным для зрелого возраста) проявлением фаз и большей лабильностью состояния больных. Депрессивные состояния сопровождаются вялостью, медлительностью, пассивностью с симптомами физического неблагополучия. Дети становятся малоразговорчивыми, медлительными, однообразными. В играх они пассивны, рассеяны. Их не радуют игрушки, книги, картинки. Дети выглядят усталыми и нездоровыми. Язык обложен, лицо осунувшееся. Они жалуются на слабость, боли в животе, голове, ногах. Снижается успеваемость. Общение с детьми затрудняется, что еще больше усугубляет подавленность. Ухудшается аппетит, нарушается сон. Кроме кратковременных колебаний состояния в течение дня, наблюдаются и периоды улучшения до нескольких дней и недель. В таких «светлых промежутках» дети выглядят здоровыми. Атипичность проявлений и волнообразность состояния могут затруднять распознавание депрессивного синдрома. Для диагноза эндогенной депрессии требуются относительно длительное наблюдение и дополнительные данные (наследственность, исключение соматических и психогенных воздействий).

Маниакальные состояния у детей не менее трудны для распознавания. Их симптомы как бы накладываются на нормальные проявления детской психики и поведение. Естественное оживление во время игры, легкость веселости и смеха, подвижность и поиск развлечений при маниакальных состояниях резко усиливаются, достигают патологического возбуждения. Оживление во время игры доходит до неистовства. Подвижность становится трудноуправляемой. Потребность в играх резко возрастает. Ребенок не знает передышки, успокоить его невозможно. Он одновременно может быть и зачинателем, и дезорганизатором коллективных игр. Повышенная инициативность, дерзость в обращении сочетаются с ослаблением способности соразмерять свои поступки, останавливаться, ждать. Такие особенности поведения и отсутствие признаков усталости, а также контраст с обычным поведением ребенка позволяют диагностировать маниакальное состояние. Распознать заболевание легче при биполярном аффекте, когда контраст состояний более выражен.

В рамках депрессивных приступов возможны и кратковременные периоды тревожного беспокойства (детская ажитация), напоминающие иногда поведение при меланхолическом раптусе. Вегетативные симптомы в такие периоды резко усиливаются (до степени кризов). По мере приближения к пубертатному возрасту проявления депрессии и мании становятся более четкими.

МДП в подростковом и юношеском возрасте

В клинической картине депрессивных и маниакальных состояний наблюдаются все основные характерные симптомы. Внешние проявления депрессивного состояния (заторможенность моторики и речи, снижение инициативы, пассивность, утрата живости реакции и т. д.) сопровождаются более или менее дифференцированным чувством тоски, скуки, апатии, тревоги, умственного притупления, забывчивостью.

Эти типичные симптомы депрессии сочетаются с характерными для рассматриваемого возраста повышенным самоанализом, заостренной чувствительностью к отношению ровесников, угрюмо-дисфорическими реакциями. Часты ипохондрические высказывания. В подростковом возрасте наблюдаются и депрессии с бредом, синдромально достаточно отчетливые. Иногда клиническая картина на некоторое время приобретает сходство с меланхолической парафренией (нигилистические бредовые высказывания, ипохондрический вариант бреда Котара). Часто возникают суицидальные мысли, возможны суицидальные попытки. По клинической картине (соотношение атипичных и типичных симптомов) и динамике фазы (выраженная волнообразность или относительная стабильность депрессивного состояния) проявления МДП у подростков приближаются к симптоматике этого психоза у взрослых или у детей.

Сочетание типичных и атипичных симптомов свойственно и маниакальным состояниям. В их клинической картине достаточно явно выступают основные симптомы циркулярной мании. Одновременно наблюдаются и признаки возрастной «модификации».

Маниакальное состояние в пубертатном возрасте отличается выраженной расторможенностью и развязностью (поведение становится дурашливым, гебоидным), наивностью, нереалистичностью разнообразных стремлений и действий. Юноши в поисках развлечений допускают брутальные выходки, доходящие до дебоша, затевают шутки и проделки, влекущие за собой порчу вещей, трату больших сумм.

Ночами больные не спят, пишут стихи, планы пьес и романов, научные трактаты, днем посещают кружки, музеи, лекции; легко знакомятся, вступают в новые компании; ощущают словно второе рождение. Диагноз выраженного маниакального состояния трудностей не представляет. При значительной выраженности атипичных для пубертатного возраста особенностей поведения диагностике помогают условия начала расстройства (быстрота, сезонность), определение контраста с обычным образом жизни, оттенок «игры» и мегаломаническая направленность поступков.

Атипичные (смягченные) аффективные расстройства рассматриваемого возраста относительно трудны для распознавания, но и в этих случаях их можно заподозрить и выявить по субъективным ощущениям больного: вялость, рассеянность, безрадостность (депрессия) или прилив сил, чувство радости (мания).

МДП в позднем возрасте (пресенильном и старческом)

При депрессиях значительное место занимает тревога. Очень часто возникают ажитированные тревожные состояния. У большинства больных в той или иной степени в клинической картине депрессии наблюдаются ипохондрические симптомы — от тревожных опасений с фиксацией на соматическом самочувствии до бредовых ипохондрических идей и бреда Котара. Число сложных депрессивных приступов увеличивается (депрессии с бредом, меланхолическая парафрения). Резко увеличивается (до 40%) количество затяжных депрессий, учащаются рецидивы. У многих больных после выраженной депрессии в состоянии ремиссии наблюдаются остаточные аффективные расстройства и (реже) психическая слабость. При всей атипичности депрессивных фаз МДП в позднем возрасте можно иметь в виду, что вплоть до глубокой старости они сохраняют основную структуру «эндогенной депрессии». Бредовые расстройства не выходят за рамки депрессивных форм бреда. Часты и «типичные» циркулярные депрессии.

Маниакальные фазы позднего возраста характеризуются малой продуктивностью, монотонностью идеаторного возбуждения, преобладанием двигательной суетливости над истинным стремлением к деятельности. Часто отмечаются гневливые реакции. Во многих случаях бредовые мегаломанические высказывания выглядят нелепыми, напоминают паралитический бред. Органическая «дементная» окраска состояния может проявляться и в нелепо-дурашливом поведении, неряшливости, циничной гиперсексуальности, слабодушии. Повышенная отвлекаемость может импонировать как забывчивость.

Симптомы «органического снижения», как правило, исчезают по окончании фазы. Как и депрессивные, многие маниакальные фазы остаются типичными до глубокой старости.

Эндореактивная дистимия описана в группе периодических депрессий как вариант «однофазного» аффективного психоза, отличного от МДП. Эндореактивной дистимии свойственно сочетание стертых и атипичных симптомов депрессии в виде угрюмо-раздражительного настроения с ее выраженными вегетативными и ипохондрическими симптомами и сверхценными опасениями. Нет настоящей витальной тоски, чувства вины или бреда самообвинения. Больные винят в своих страданиях судьбу, обстоятельства прежней жизни, но не себя. Имеется сознание болезни. Дистимическая депрессия возникает, как правило, после 40 лет у лиц быстро истощающихся и склонных к затяжным депрессивным реакциям на психогению.

Очень часто дебюту заболевания предшествуют соматическое истощение, дистрофия, затянувшееся выздоровление после инфекционного заболевания, тяжелых родов, острая психическая травма или длительная психотравмирующая ситуация. Дистимия развивается медленно, продолжается обычно больше года и медленно проходит. В течение жизни маниакальные расстройства не наблюдаются. При эндореактивной дистимии наследственная отягощенность аффективными психозами в несколько раз меньше, чем при типичном МДП. Клинический опыт показал, что выделение эндореактивной дистимии как самостоятельного аффективного заболевания недостаточно обосновано, поскольку симптомы болезни не выходят за рамки нарушений при эндогенной депрессии, а такая «дистимия» может наблюдаться в позднем возрасте как атипичная затяжная циклотимическая фаза.

Объем амбулаторной помощи и показания к госпитализации в психиатрическую больницу. Амбулаторное лечение больных МДП допустимо при обеспечении тщательного ухода за ними и регулярного приема лекарства, а также при отсутствии перечисленных ниже показаний к госпитализации. Госпитализация обязательна при суицидальных тенденциях, чувстве вины, моральной неполноценности, склонности к диссимуляции. Обязательно госпитализируют больных в состоянии мании, сочетающейся с гневливостью, психопатоподобным поведением, алкогольными эксцессами, склонностью к дромомании. Приступ циклофрении служит почти абсолютным показанием к госпитализации, особенно при суицидальных тенденциях, резких колебаниях состояния, нарастающей депрессии, неблагополучном соматическом состоянии.

Лечение и профилактика

При лечении аффективных расстройств учитывают характер фазы (депрессивная или маниакальная), ее выраженность (циклотимический или психотический уровень), клинические особенности (тревожная или витальная депрессия, депрессия с бредом, смешанное состояние, атипичные фазы, монотонность или большая лабильность аффекта и др.), возраст и пр.

Классическая депрессия с отчетливо выраженной триадой симптомов

Показано лечение антидепрессантами-стимуляторами, у которых собственно тимоаналептическое действие сочетается со стимулирующим (мелипрамин, анафранил, поверил, пиразидол, нортриптилин). Дозы индивидуальны. Назначают мелипрамин от 100 до 300 мг/сут, пиразидол от 200 до 400 мг/сут. Увеличение доз должно быть достаточно быстрым, а сами дозы достаточно высокими, в противном случае не наступает отчетливого эффекта. Целесообразно в течение первых 7—10 дней внутримышечное или внутривенное капельное введение препарата с последующим назначением внутрь. Антидепрессивное действие этих препаратов обнаруживается в разные сроки. Чем раньше улучшается состояние, редуцируется депрессивная симптоматика, тем лучше прогноз.

В процессе терапии, чаще всего в начале, уменьшается идеаторная и моторная заторможенность и вслед за этим наблюдается обратное развитие витально измененного аффекта. Следовательно, растормаживающий эффект опережает собственно антидепрессивное действие, что опасно в смысле суицида. Наряду с тимоаналептическим действием все эти препараты дают и стимулирующий эффект (появляется чувство бодрости, стремление включиться в трудовую деятельность). Побочные явления при применении антидепрессантов-стимуляторов порой достаточно выражены (сухость слизистых оболочек рта, жажда, запоры, задержка мочеиспускания, тремор, нарушение аккомодации, бессонница, повышение артериального давления, аллергический дерматит, делириозные явления, особенно у пожилых). Применение антидепрессантов-стимуляторов одновременно с ингибиторами МАО недопустимо.

Анестетическая депрессия

Показаны антидепрессанты со стимулирующим действием (мелипрамин). Антидепрессанты с седативным эффектом, в первую очередь амитриптилин, менее показаны при этих состояниях.

Циклотимическая «простая» депрессия

Лечение целесообразно начать с малых антидепрессантов — азафена или пиразидола. Оба эти препарата хорошо переносятся и показаны при лечении больных с сопутствующими соматическими заболеваниями, особенно лиц пожилого и старческого возраста. Эти препараты можно применять в амбулаторной практике и сочетать с нейролептиками и транквилизаторами, но не ингибиторами МАО. Азафен назначают внутрь по 25—50 мг/сут, затем дозу постепенно увеличивают, доводя до 150—200 мг/сут (в 3—4 приема). Максимальная суточная доза 400 мг. По достижении терапевтического эффекта дозу постепенно снижают и переходят на поддерживающее лечение (25—75 мг/сут). Лечение пиразидолом назначают с дозы 50—75 мг/сут, которую постепенно увеличивают до 150—300 мг/сут (в 2—3 приема). При необходимости и хорошей переносимости суточную дозу можно увеличить до 400 мг. При хорошем терапевтическом эффекте продолжают лечение сниженными дозами еще 2—4 нед.

Простые циклотимические депрессии можно лечить и антидепрессантами-стимуляторами, но в гораздо меньших дозах (мелипрамин до 50—150 мг/сут). Начать лечение можно с внутримышечных инъекций (50—100 мг) с последующим назначением препарата внутрь (утром и после обеда). Ранняя отмена препарата ведет к ухудшению состояния. Дозы снижают постепенно. Резкая отмена антидепрессантов-стимуляторов необходима только при инверсии фазы (переход в маниакальное состояние).

Выраженная тревожная депрессия

Антидепрессанты-стимуляторы противопоказаны. Наиболее оправдывают себя антидепрессанты с отчетливым седативным эффектом (амитриптилин) при выраженных тревожных депрессиях и инсидон, азафен при легких тревожно-депрессивных состояниях. Средние дозы амитриптилина при выраженных тревожных состояниях колеблются от 150 до 350 мг/сут. Можно давать препарат не только утром и днем, но и на ночь, так как амитриптилин редко вызывает бессонницу, а иногда, напротив, улучшает ночной сон и вызывает сонливость в дневные часы. Целесообразно начинать терапию с внутримышечного или внутривенного капельного введения (дозы препарата соответственно уменьшают). По снятии резкого беспокойства, тревоги, бессонницы можно назначить препарат внутрь. Больные хорошо переносят амитриптилин. Обычно уже в первую неделю (особенно при парентеральном введении) заметно улучшается состояние, уменьшается или исчезает тревога. Побочные явления выражены нерезко (сухость во рту, тремор, общая слабость, запоры, задержка мочи).

Депрессия с бредом и ажитацией

Антидепрессанты со стимулирующим действием абсолютно противопоказаны. Назначают антидепрессанты с седативным эффектом (амитриптилин), не вызывающие обострения тревоги и бредовых расстройств и уменьшающие суицидальный риск, в дозах 200—300 мг/сут. При особо остром состоянии с самого начала антидепрессанты необходимо сочетать с инъекциями нейролептиков (галоперидол, стелазин, аминазин).

При ажитации, достигающей раптуса, дозы нейролептиков существенно увеличивают (галоперидол до 30—40 мг/сут, стелазин до 30—40 мг/сут, аминазин до 200 мг/сут). После купирования раптоидного состояния дозы нейролептиков постепенно снижают, а антидепрессантов — повышают.

При затяжной депресии с постоянным тревожным аффектом, физическим истощением, упорными суицидальными тенденциями и неэффективности предшествующей терапии (отсутствии противопоказаний) назначают ЭСТ; на курс в среднем 8—10 сеансов через день или 2 раза в неделю.

Сенестоипохондрическая депрессия часто резистентна терапии. Единую схему лечения рекомендовать практически невозможно. Тактика врача зависит от выраженности аффективных и неврозоподобных расстройств, их удельного веса и возраста больного. Терапия этих состояний должна быть комбинированной.

Антидепрессанты (седативного действия) сочетают с нейролептиками (терален, меллерил) или транквилизаторами (тазепам, феназепам). В ряде случаев препараты различного спектра действия назначают не одновременно, а последовательно (в зависимости от преобладания аффективных или неврозоподобных расстройств). При особо остром состоянии, выраженной тревоге и обилии ипохондрических жалоб лечение начинают с нейролептических средств или транквилизаторов и постепенно присоединяют антидепрессанты седативного действия в возрастающих дозах.

Скрытые (маскированные) депрессии

Терапия этого варианта депрессий недостаточно разработана. В общем терапевтическая тактика при этих состояниях близка к таковой при простых депрессиях. Дозы препаратов должны быть ниже, чем при лечении глубоких витальных депрессий. Опыт показывает, что профилактический прием антидепрессантов не предотвращает повторных фаз. Только длительная терапия солями лития предупреждает повторную фазу. Если она все-таки возникает, то бывает короче и легче. Терапия солями лития проводится под постоянным контролем уровня лития в сыворотке крови (до установления оптимальной дозы каждую неделю, позднее — ежемесячно), так как терапевтический эффект наступает при концентрации 0,6 ммоль/л и выше. Обычно профилактические дозы препаратов лития варьируют от 600 до 1800 мг/сут (в среднем 900—1200 мг/сут). Профилактическое действие лития обнаруживается лишь через несколько месяцев от начала терапии.

Возможности лечения депрессий, в частности маскированных, расширяются. Появился новый класс тетрациклических антидепрессантов. Это отечественный препарат пиразидол, зарубежные лудиомил, амоксапин, миансерин, сурмонтил. Эти препараты оказывают меньше побочных действий и дают более быстрый терапевтический эффект, чем трициклические антидепрессанты. Испытания новых препаратов продолжаются.

Маниакальные фазы

Маниакальное возбуждение может оказаться упорным и резистентным к нейролептической терапии. Для купирования возбуждения лечение лучше начинать с внутримышечных инъекций нейролептиков с выраженным седативным эффектом (хлорпротиксен, аминазин, тизерцин) или нейролептиков с антиманиакальным действием (галоперидол, мажептил). При отсутствии побочных явлений дозу препарата быстро увеличивают, распределяя ее равномерно в течение всего дня или, еще лучше, назначая наибольшую дозу на ночь. Средние суточные дозы хлорпротиксена 150—300 мг, аминазина 300—600 мг, галоперидола 30—70 мг. Лечение должно продолжаться не менее 2—3 мес, даже при быстром уменьшении возбуждения.

Тогда дозу нейролептика следует снизить, особенно если она была очень высокой, и продолжать лечение. При нерезком уменьшении возбуждения суточную дозу лекарства снижать не целесообразно. Если несмотря на длительное применение нейролептиков возбуждение не снижается, то дозу препарата можно несколько увеличить.

При маниакальной фазе эффективна также терапия литием. Антиманиакальный эффект препаратов лития достигается лишь при высоких и очень высоких дозах (от 900 до 2100 мг/сут и даже 3000 мг/сут). При хорошей переносимости дозу повышают относительно быстро (в среднем ежедневно прибавляют 300 мг).

Несколько большую дозу назначают на ночь. При побочных явлениях (тремор, тошнота и др.) или концентрация лития в крови 1,6 ммоль/л увеличение доз можно приостановить.

Состояние обычно улучшается в течение первой недели (на 4—5-й день). После исчезновения маниакальной симптоматики дозу препарата постепенно снижают в среднем на 300 мг в неделю. Если в дальнейшем, по миновании фазы, назначается профилактический прием лития, то его концентрация в крови должна поддерживаться на уровне 0,6—0,7 ммоль/л. При маниакальном состоянии средней тяжести дозы нейролептиков и лития соответственно уменьшаются.

Трудовая экспертиза

В периоды выраженного психотического состояния (фазы) больные нетрудоспособны. Во время интермиссий достаточной продолжительности трудоспособность восстанавливается. При затяжных или частых фазах болезнь приравнивается к хроническим психическим заболеваниям. При циклотимических фазах учитывают их характер (субдепрессии, гипомании) и профессию. При гипомании без склонности к нарастанию расстройств и без антисоциальных поступков трудоспособность часто сохраняется и может даже повышаться. При циклотимических депрессиях, кроме особенностей их структуры (выраженность адинамических симптомов, расстройства сна, идеаторное и моторное торможение), нужно учитывать и продолжительность.

Источник: Справочник по психиатрии (Под редакцией А. В. Снежневского, 1985 год)

Поделитесь с друзьями

Маниакальный синдром: развитие, виды, проявления, диагноз, лечение

Маниакальный синдром — тяжелое расстройство психики, для которого характерно повышенное настроение, психическое и моторное перевозбуждение, отсутствие усталости. В психиатрии термин «мания» в переводе с древнегреческого языка означает «страсть, безумие, влечение». У больных ускоряются процессы мышления и речи, усиливается инстинктивная деятельность. Переоценка собственной личности достигает нередко бредовых идей и мании величия. Галлюциноз — частый спутник запущенных форм патологии. Повышение аппетита и сексуальности, говорливость, рассеянность, усиление самозащиты — непостоянные, но часто встречающиеся признаки патологии.

Маниакальный синдром развивается у 1% взрослого населения и часто сопровождается депрессивным синдромом. Впервые клиническая симптоматика патологии возникает в пубертатном периоде. Это специфическое состояние человека характеризуется гормональным всплеском и повышенной бодростью. Проявляется синдром у детей нестандартным поведением: девочки становятся вульгарными, надевают откровенные наряды, а мальчики совершают шокирующие поступки, чтобы привлечь внимание окружающих. Больные часто не подозревают, что их здоровью грозит опасность и что им необходимо лечиться.

Маниакальный синдром чаще развивается у творческих личностей, причем одинаково часто как среди мужчин, так и среди женщин. Такие больные склонны к принятию неправильных решений, которые в дальнейшем отрицательно сказываются на их жизни. Они ведут себя неадекватно, часто находятся в эйфории. У чрезмерно бодрых людей появляется масса неосуществимых идей. Данный недуг характеризуется несоответствием энергетических затрат и необходимого для восстановления отдыха.

Маниакальный синдром неизлечим. С помощью современных фармацевтических средств специалисты могут лишь облегчить жизнь больным, устранив основные симптомы. Чтобы адаптироваться к обществу и уверенно себя чувствовать среди здоровых людей, необходимо пройти полный курс лечения.

Пациенты с легкими формами недуга лечатся самостоятельно дома. Им назначают препараты из группы нейролептиков и стабилизаторов настроения. В более тяжелых случаях проводят терапию в стационарных условиях при непосредственном участии врача-психиатра. Только своевременная и правильно оказанная медицинская помощь не позволит перейти синдрому в одну из форм шизофрении или маниакально-депрессивного психоза.

Варианты маниакального синдрома:

  • Классическая мания – все симптомы выражены в равной степени. За множеством идей невозможно уследить. Ясность в голове больных сменяется замешательством. Они испытывают забывчивость, страх, озлобленность. Порой им кажется, что они находятся в какой-то ловушке.
  • Гипомания — все признаки заболевания присутствуют у больного, но являются слабовыраженными. Они не нарушают поведение и социальные функции человека. Это наиболее легкая форма проявлений, которая обычно так и не переходит в болезнь. Больные не жалуются на свое самочувствие, много и качественно работают. У них имеется множество идей и планов на будущее. Вещи, которые раньше казались банальными, вызывают повышенный интерес.
  • Радостная мания характеризуется необычайно высоким настроением, желанием праздновать, ликовать. Пациент патологически радуется всем событиям, происходящим в его жизни.
  • Гневливая мания — снижение настроения на фоне чрезмерно быстрых мыслительных процессов и двигательной гиперактивности. Больные становятся злыми, раздражительными, агрессивными, вспыльчивыми и конфликтными.
  • Маниакальный ступор — двигательная заторможенность при сохранении хорошего настроения и быстрого мышления.
  • Маниакально-параноидный вариант — присоединение к основным симптомам патологии бреда преследования, беспочвенной подозрительности и ревности.
  • Онейроидная мания — нарушение сознания с фантазиями, галлюцинациями и переживаниями, которые невозможно отличить от реальности.

Этиология

Маниакальный синдром долгое время считали генетически обусловленной патологией, передаваемой по наследству. Учеными были проведены многочисленные исследования больных с изучением их семейного анамнеза и анализа родословной. Благодаря полученным данных было установлено, что синдром не наследуется, а формируется из определенных стереотипов поведения – стандартных шаблонов, упрощенных форм, манер, бытовых привычек. Дети, воспитанные в семье, наблюдают за поведением взрослых с маниакальным синдромом и считают его поведение примером для подражания.

Спустя некоторое время современные ученые определили, что маниакальный синдром развивается в результате поражения целой комбинации генов. Вместе с экзогенными негативными факторами генетическая мутация способна вызвать развитие мании. По наследству передается не сама патология, а предрасположенность к ней. Заболевание, имеющееся у родителей, может и не развиться у детей. Большое значение играет обстановка, в которой они растут и развиваются.

Маниакальный синдром может быть проявлением маниакально-депрессивного психоза, возникающим приступообразно или эпизодически. Синдром можно рассматривать как составной элемент данной психической патологии.

Мания — это своего рода защита организма от внешних раздражителей, оказывающих отрицательное воздействие и имеющих негативную эмоциональную окраску. Спровоцировать развитие патологии могут следующие эндогенные и экзогенные факторы:

  1. генетическая предрасположенность,
  2. сильные эмоции – измена, потеря близкого человека, шок, страх, душевные страдания,
  3. инфекции,
  4. токсические воздействия,
  5. органические поражения,
  6. психозы,
  7. церебральные патологии,
  8. общесоматические заболевания,
  9. эндокринопатии — гипертиреоз,
  10. наркотики,
  11. длительный прием определенных лекарственных средств — антидепрессантов, кортикостероидов, стимулирующих препаратов,
  12. хирургические операции,
  13. физическое и психическое истощение,
  14. время года,
  15. конституционный фактор,
  16. дисфункция головного мозга,
  17. гормональный сбой — недостаток серотонина в крови,
  18. ионизирующее излучение,
  19. травмы головы,
  20. возраст старше 30 лет.

Симптоматология

Основные клинические признаки маниакального синдрома:

  • Гипертимия — болезненно повышенное настроение, необоснованный оптимизм, чрезмерная говорливость, переоценка своих возможностей, мания величия.
  • Тахипсихия – ускоренное мышление, достигающее скачков идей с сохранением логики суждений, нарушением координации, появлением идей собственного величия, отрицанием вины и ответственности, стремлением к расширению круга общения и появлению новых знакомств. Больные с синдромом все время веселятся, неприлично шутят и стремятся обратить на себя всеобщее внимание.
  • Гипербулия — повышенная двигательная активность и неугомонность, направленная на получение удовольствия: избыточное употребление алкогольных напитков, наркотических средств, еды, чрезмерная сексуальность. У женщин нарушается менструальный цикл. Больные хватаются сразу за много дел и не доводят ни одно из них до конца. Они тратят необдуманно деньги, приобретая совершенно ненужные вещи.

Больные чувствуют небывалый прилив сил. Они не испытывают усталости и боли, часто находятся в состоянии эйфории – необыкновенного счастья и радости. Лица с синдромом хотят совершать подвиги, великие открытия, стать знаменитыми, прославиться. Когда недуг достигает максимума, с больными становится невозможно общаться. Они конфликтуют, раздражаются по пустякам, становятся бестактными и невыносимыми. Если происходящее вокруг не соответствует их желаниям и требованиям, они проявляют агрессию, ссорятся и конфликтуют.

Мания с психотическими симптомами имеет несколько отличающиеся признаки:

  1. бред — наличие «грандиозных» идей и убежденности в своей важности и превосходстве,
  2. параноидальные наклонности, идеи и мысли — беспричинная обида на близких, ипохондрия,
  3. галлюцинации.

Поведение больных изменяется на глазах. Заметить это могут только близкие люди. Они становятся непоколебимыми оптимистами, всегда веселы, радостны, общительны и деятельны. Больные быстро говорят и двигаются, кажутся уверенными в себе людьми. Заботы, проблемы и неприятности быстро забываются или не воспринимаются вообще. Больные энергичны, счастливы и всегда пребывают в хорошей форме. Их самочувствию можно только позавидовать. Больные постоянно строят грандиозные, но невыполнимые планы. Часто они принимают ошибочные решения и высказывают неверные суждения, переоценивают свои возможности.

Проявления двигательной гиперактивности:

  • больные спешат, бегут, постоянно занимаются «делом»,
  • их характеризует неусидчивость и непостоянство,
  • они худеют на глазах,
  • ускоряются обменные процессы,
  • незначительно повышается температура тела,
  • учащается сердцебиение,
  • увеличивается слюноотделение,
  • мимика становится разнообразной,
  • больной пропускает при разговоре слоги, слова и словосочетания,
  • быстрая речь сопровождается активными жестами.

Видео: пример маниакального синдрома, бред величия

Видео: маниакальный синдром, эйфория, речедвигательное возбуждение

Диагностика и лечение

Диагностика патологии основывается на клинических признаках, данных подробного расспроса и осмотра больного. Специалисту необходимо собрать анамнез жизни и болезни, изучить медицинскую документацию, побеседовать с родными больного. Существуют специальные диагностические тесты, позволяющие оценить наличие и степень выраженности маниакального синдрома – тест Роршаха и шкала Альтмана. Дополнительно проводят параклиническое, микробиологическое и токсикологическое исследование крови, мочи, ликвора.

Для подтверждения или опровержения предполагаемого диагноза показана инструментальная диагностика:

  1. электроэнцефалография,
  2. компьютерная томография,
  3. магнитно-ядерный резонанс,
  4. прицельная и обзорная рентгенография черепа,
  5. вазографи сосудов черепа.

В процессе диагностики нередко принимают участие специалисты в области эндокринологии, ревматологии, флебологии и прочих узких медицинских направлений.

Лечение маниакального синдрома комплексное, включающее когнитивную психотерапию и применение лекарственных препаратов. Оно направлено на устранение причины, сформировавшей пусковой механизм развития маниакальной реакции, нормализацию настроения и психического состояния, достижение устойчивой ремиссии. Лечение проводят в условиях стационара, если больной становится агрессивным, конфликтным, раздражительным, у него пропадает сон и аппетит.

Медикаментозное лечение — использование психотропных средств:

  • Седативные препараты оказывают успокоительное и снотворное действие – «Пустырник форте», «Нейроплант», «Персен».
  • Нейролептики оказывают снотворное действие, снимают напряжение и спазм мышц, проясняют мыслительный процесс – «Аминазин», «Сонапакс», «Тизерцин».
  • Транквилизаторы ослабляют внутреннее напряжение и уменьшают ощущения беспокойства, тревожности, страхов – «Атаракс», «Феназепам», «Буспирон».
  • Стабилизаторы настроения снижают агрессию и возбуждение, улучшают общее состояние больных – «Карбамазепин», «Циклодол», «Лития карбонат».

Дополнительно назначают антидепрессанты, но только в сочетании с нормотимиками. Их самостоятельное и неправильное применение может лишь усугубить сложившуюся ситуацию.

Все пациенты, получающие психотропные препараты, должны находится под контролем врача-психиатра. Он подбирает схему лечения индивидуально каждому больному и дозировку лекарственных препаратов с учетом выраженности клинических признаков.

Психотерапевтические беседы имеют целью выяснить, что стало причиной развития патологии. Они направлены на коррекцию проявлений синдрома и улучшение общего состояния больных. Курсы психотерапии бывают индивидуальными, групповыми и семейными. Цель семейной психотерапии – научить членов семьи адекватно общаться с их близким и родным человеком, страдающим синдромом.

Всем больным показано ограничение психомоторной активности. Специалисты рекомендуют для достижения максимального терапевтического эффекта вести здоровый образ жизни, не подвергаться стрессам и конфликтным ситуациям, полноценно спать, отказаться от употребления спиртных напитков, лечиться от наркозависимости. Эффективными являются психотерапевтические процедуры — электросон, электрошок, магнитотерапия.

Комплексное лечение маниакального синдрома в среднем длится год. Все пациенты находятся под постоянным наблюдением у психиатра. Главное – не бояться идти к врачу. Ранняя диагностика и адекватное лечение заболевания позволяют сохранить привычный образ жизни и предупреждают дальнейшее прогрессирование недуга с его переходом в клинические формы шизофрении или маниакально-депрессивного психоза.

admin

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Наверх